Обучение

Learning

Образование

Education

Исследования

Research

Комментарии

Commentaries

e-mail: info@lerc.ru
блог: lerc.livejournal.com

«Проблемы региональной экономики»

Вестник №26

Корчагин Ю.А.

16.10.2016

Логунов В.Н.

ВЗАИМОСВЯЗЬ ИННОВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА И ИННОВАЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ РЕГИОНОВ

16.10.2016

Рисин И.Е.

АНАЛИЗ ФЕДЕРАЛЬНОЙ И РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ИНВЕСТИЦИЙ В ВЫСШУЮ ШКОЛУ

16.10.2016

Хорев А.И., Полозова А.Н., Брянцева Л.В., Гребнева И.В.

ФАКТОРЫ, ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ПРОМЫШЛЕННО-ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ПОДСИСТЕМ АПК

16.10.2016

Брянцева Л.В.

АПК ФОРМИРОВАНИЕ КЛАСТЕРОВ В ПРОМЫШЛЕННО-ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ПОДСИСТЕМАХ

16.10.2016

Рисин И.Е.

ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ В МЕХАНИЗМЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКИ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ЭКСПОРТА ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УСЛУГ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ

16.10.2016

Полозова А.Н., Овчинникова Т.И., Нуждин Р.В., Фролова Н.В

ИННОВАЦИОННЫЕ ПЕРСОНАЛ-ТЕХНОЛОГИИ В ОРГАНИЗАЦИЯХ И УЧРЕЖДЕНИЯХ ФИНАНСОВО-КРЕДИТНОЙ СФЕРЫ

16.10.2016

Маличенко И.П.

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ И ПРЕДПОСЫЛКИ СТАНОВЛЕНИЯ "ЭКОНОМИКИ ЗНАНИЙ" В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ

16.10.2016

Хорев А.И., Конова О.Ю.

БИЗНЕС-ИНКУБАТОР - ОДИН ИЗ ЭФФЕКТИВНЫХ МЕХАНИЗМОВ РЕАЛИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКИ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

16.10.2016

Коломыцева О.Ю., Дуванова Ю.Н.

ФОРМИРОВАНИЕ ИНСТРУМЕНТАРИЯ ОЦЕНКИ РАЗВИТИЯ ПЕРСОНАЛА ОРГАНИЗАЦИИ

Маличенко И.П.16.10.2016

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ И ПРЕДПОСЫЛКИ СТАНОВЛЕНИЯ "ЭКОНОМИКИ ЗНАНИЙ" В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ

 

Маличенко И.П.,

 

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ И ПРЕДПОСЫЛКИ

СТАНОВЛЕНИЯ «ЭКОНОМИКИ ЗНАНИЙ»

В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ

 

Современный этап развития мирового сообщества характеризуется ускорением научно-технического и социального прогресса, формированием «новой экономики», в которой воспроизводство знания оказывает влияние на динамику экономического роста. Интенсивное развитие системы управления знаниями способствовало формированию инновационного менеджмента, использующего единство научных подходов, искусства и мастерства управления для обеспечения конкурентоспособности  национальных компаний.

Известно, что институциональному подходу с самого начала пришлось столкнуться с разными степенями формализации исследуемых явлений вследствие расплывчатости и противоречивости разных подходов к проблематике общественных институтов. С одной стороны, законы и административные организации, сложившиеся в обществе, а с другой стороны,  - дело, обычаи, нравы, традиции, культура, идеология, которые также во многом определяют поведение людей, мотивируют их действия, определяют мироощущение, но складываются более стихийно и действуют менее очевидно.

В постиндустриальном обществе определилось понимание институтов как широко признанных (легитимных) правил взаимоотношений и общения, воплощенных как в формальных законах, так и в обычаях, традициях, мировоззрениях и идеологиях, а также механизмов (организационно-управленческих средств) их обеспечения. Наиболее полным для современной интерпретации институтов является следующее определение: «Институты - это регуляторы поведения или правила, которые признаются всеми членами социальной группы и определяют поведение в конкретных ситуациях и соблюдение которых обеспечивается либо саморегулированием, либо внешним принуждением авторитетами и/или властью. Важно проводить различие между общими правилами, налагаемыми на общество (институциональной средой) и конкретными организационными формами (институциональными договоренностями). Несмотря на то, что организацию можно рассматривать как совокупность правил, это лишь правила для внутреннего пользования»[1].

Ввиду своего большого разнообразия институты не имеют единого критерия (общего знаменателя) для сравнения и сопоставления. Чаще всего такими критериями служат распространенность и интенсивность воздействия на большие массы людей, масштабы их признания обществом, степень воздействия и приоритетность в мотивации людей. Любой общественный процесс или явление предполагает ту или иную форму сознательной деятельности, но характер самой сознательности (и последствий порожденных ею деятельности) далеко не одинаков на разных (микро-, мезо- и макро-) уровнях.

В результате взаимодействия многообразия различных факторов на протяжении длительного времени (большей части XX в.) институционализм, в части изучения взаимодействий различных сфер общественной жизни, был отодвинут на задний план. Основные усилия ученых сосредоточивались на специализированном изучении внутренней логики отдельных сторон общественной жизни (в том числе микроинститутов), абстрагируясь от жизненно важных (но классифицируемых ими как «внешние») факторов. Комплексные институциональные подходы оказались не востребованы.

Положение стало меняться лишь в последней четверти XX в., когда под воздействием «экономики знаний», процессов глобализации, а также общего ускорения общественных процессов и усложнения общественных явлений все чаще стали возникать кризисные ситуации и с особой остротой проявилась несостоятельность ранее господствовавших концепций и абстрактных подходов.

Возрождение институционализма к концу XX в. происходило в обстановке поиска новых парадигм на фоне существенных мировоззренческих и методологических сдвигов, вызванных системным и многофакторным анализом, междисциплинарными исследованиями и нелинейными подходами. К этому времени в большинстве общественных наук уже утвердились многоуровневые (микро-, мезо-, макро-) подходы к общественным явлениям и процессам.

Понятие «общественные институты» дает возможность инкорпорировать в системный анализ нелинейные подходы, многие важные и широко признанные особенности общественных явлений и процессов (в том числе роль субъективных факторов, целеполагание, разнородность многих институтов, размытость их границ, специфику общественных бифуркаций, трансформаций и др.), которые первоначально в системном анализе отсутствуют или играют меньшую роль. Это оказалось особенно важным при исследовании сложных взаимодействий и взаимозависимостей между разнородными институтами.

Институты стали неотъемлемым компонентом современных исследований как организационно-управленческих аспектов общественного развития, так и большинства подходов к проблемам общественных преобразований и трансформаций. Более того, общественные институты все чаще рассматриваются как важнейшие организационно-экономические инструменты организации и управления обществом и хозяйством[2]. В современном институционализме особенно быстро развиваются те направления, которые соответствуют задачам и целям, стоящим перед обществом и его господствующими элитами.

В условиях формирования «экономики знаний» в исследовании институтов особенно большое место занимают проблемы эволюции и преобразований институтов, взаимодействие происходящих преобразований в различных институтах, взаимозависимость механизмов трансформаций, их роль и место в организации, управлении и эволюции общества. В последнее время все большее внимание ученых привлекают вопросы взаимодействия стабильности (как модели устойчивого развития) и трансформаций, их взаимозависимости и последствий[3]. В стабильном состоянии общества разнородные его компоненты и институты взаимно дополняют друг друга, выполняя комплиментарные функции. До тех пор пока институты развиваются в более или менее одинаковом направлении, стабильность развития не нарушается. Однако институты развиваются не только в тесном взаимодействии с другими институтами, но и на базе своих внутренних закономерностей.

Для разработки стратегии модернизации институтов необходимы инструменты и технологии оценки взаимодействия внутренних и внешних факторов их развития. Тенденции развития какого-либо института не обязательно должны корреспондировать с тенденциями развития других институтов, следовательно наряду с ситуациями взаимодополняемости, формирования промежуточных и дополнительных институтов возникают противоречивые ситуации.

В экономической литературе термин «новая экономика» может трактоваться двояко. Во-первых, (в широком смысле), это синоним постиндустриальной экономики, во-вторых, (в узком смысле), это характеристика тех новых элементов, которые возникают в современной, остающейся еще во многом традиционной (индустриальной) экономике и переплетаются с ней.

«Новой экономикой» является экономика постиндустриального общества, «экономика знаний», которая может считаться «постэкономикой» в связи с тем, что «новая экономика» приходит на смену «экономическому обществу» с характерным экономическим принуждением посредством материальных стимулов, рациональным поведением «экономического человека». Современное «экономическое общество» базируется на  индустрии как ведущем секторе экономики, однако экономика развития формируется и развивается на основе взаимодействия интеллектуального и организационного капитала, формирующих стратегию стоимостного роста экономических агентов.

Термин «новая экономика» или «экономика знаний» появился в 90-х годов ХХ в., когда на рынок вышли первые информационно-сетевые интернет-компании (Yahool, OAL, Amazon.com), акции которых при первичном размещении вырастали за день на сотни и даже тысячи процентов; термин - «экономика знаний» - должен быть отнесен к первой трактовке[4].

Это дало основания для первоначального отождествления понятия «новая экономика» с информационно-сетевым бизнесом в Интернет-сети. Вместе с тем, в экономических публикациях категория «новая экономика» используется как характеристика, с одной стороны, нового, активно развивающегося сектора экономики - сектора информатизации и телекоммуникаций, а с другой - нового способа построения экономики в целом.

Важнейшим компонентом модели «новой экономики» является фактор геополитического и геоэкономического позиционирования. Его оценка предполагает анализ перспектив изменения внешней среды для формирования организационно-экономических инструментов управления взаимодействием между ключевыми экономическими агентами.

 «Постэкономическое» общество имеет своей основой качественно другой технологический базис и иную институциональную структуру экономики, оно получило наименование «информационного общества», «общества информатики и высокой технологии», «экономики знаний».

Анализ коридора возможностей будущего развития России, определяемого как тенденциями внешней среды, так и возможностями эндогенной эволюции страны, показывает, что у России, при всех рисках и проблемах, имеются весьма благоприятные шансы для эффективного позиционирования в мировом сообществе и реализации инновационной стратегии развития. Наложение этих предпосылок на существующую сегодня расстановку потенциалов, проявленных на практике стратегий ведущих экономических агентов, определяет особенности институционального механизма управления знаниями, а также параметров модели конкурентоустойчивого развития.

Концепции постиндустриального общества и «новой экономики» получили широкое распространение не только за рубежом, но и в отечественной научной литературе[5] и уже не воспринимаются лишь как футурологический прогноз. Вместе с тем вряд ли правомерно применять термин «постиндустриальный строй» уже к сегодняшней экономике развитых стран[6], в которой есть элементы постиндустриализма и они неуклонно усиливают свое значение, однако коренного перелома еще не произошло и современное общество продолжает оставаться преимущественно «экономическим» и индустриальным.

 


[1] Rutherford M. Institutions in Economics. Cambridge: Cambridge University Press, 1994. Р. 182.

[2] DiMaggio P.J., Powell W.W. The New Institutionalism in Organizational Analysis. Chicago, 1991.

[3] Beyond Continuity. Institutional Change in Advanced Political Economies / W. Streeck, K. Thelen (eds.). Oxford: Oxford University Press, 2005.

[4] Белолипецкий В.Г. Особенности развития технологий финансового сектора в инновационной экономике//Философия хозяйства, 2006. № 2. С.39.

[5] Корняков В.И. Воспроизводство как поток единой субстанции: зависимости, модель, объемные структуры. М. - Ярославль, 2005. С. 108.

[6] Алферов Ж. Без веры жить нельзя // Управление риском, 2006. С.43.

 

Яндекс цитирования