Обучение

Learning

Образование

Education

Исследования

Research

Комментарии

Commentaries

e-mail: info@lerc.ru
блог: lerc.livejournal.com

Статьи, книги, аналитика

Кризисные явления в экономике

19.01.2017

Юрий Корчагин

Особенности российского труда

24.11.2016

Юрий Корчагин

В коррупционной «яме» хорошо не работают

01.11.2016

Юрий Корчагин

Выход на траекторию устойчивого роста и развития экономики перекрыт

18.08.2016

Корчагин Ю.А.

Неформальная и теневая экономика регионов и РФ в 2015 году

26.06.2016

Корчагин Ю.А.

Российский национальный капитал, сущность и эффективность.

21.06.2016

Корчагин Ю.А.

О провальном футболе и в общем

28.10.2015

Юрий Корчагин

Из кризиса не выйдем без смены парадигмы

26.10.2015

Юрий Корчагин

Продовольственная безопасность обеспечена?

22.09.2015

Юрий Корчагин

И стратегия нужна, и Генплан, и профессионализм, и антикризисные меры

08.07.2015

Юрий Корчагин

Экономические миражи

23.04.2015

Юрий Корчагин.

В России острая недостаточность человеческого капитала

16.12.2014

Юрий Корчагин.

Теневая экономика в России растет

09.08.2014

Юрий Корчагин

Идеология выживания в условиях конфронтации и автаркии

23.07.2014

Юрий Корчагин.

Четыре маневра

18.06.2014

Юрий Корчагин.

Деградация и иллюзии

28.10.2013

Юрий Корчагин.

Правовой государственный нигилизм и русская система

08.02.2012

Юрий Корчагин.

Коррупция, имитация, профанация

21.11.2011

Юрий Корчагин.

Кризис российской науки в регионах

22.08.2009

Юрий Корчагин.

Нефтегазовый поводок России и регионов

04.01.2009

Корчагин Ю.А.

Антикризисные предложения по г. Воронежу и Воронежской области

Корчагин Ю.А.15.02.2009

Проблемы российской экономики

 

I

Первоначальное накопление российского капитала происходило в конце 80-х - начале 90-х годов за счет перелива средств из госсектора с фиксированными ценами в кооперативно-арендный со свободными ценами [1].

С преобразованием государственных отраслевых банков в коммерческие (Промстройбанк, Сбербанк, Агропромбанк и др.)  в стране появились первые состоятельные банкиры.

 Ликвидация госмонополии на внешнюю торговлю в условиях общей слабости власти, отсутствия рыночных институтов,  рыночного законодательства дала возможность получить огромные доходы за счет разрыва между внутренними и мировыми ценами еще одной группе предприимчивых людей.

Так появились в России первые «капиталисты» с крупным капиталом.

Вполне естественно, что эти богатые возможности использовали, в первую очередь,  министерские чиновники и руководители госпредприятий, руководители государственных банков и их филиалов, руководители регионов и их родственники.

Появились холдинги на базе бывших министерств. Затем руководители холдингов и госпредприятий использовали заработанные средства для выкупа предприятий во время приватизации.

Собственно, по иному провести приватизацию в то время невозможно было: директорский корпус, плюс работники министерств, плюс партийно-советская номенклатура были в то время самой влиятельной силой, особенно в период ослабления власти в стране.

В итоге, в России в период безвластия 1990-х гг. сформировался олигархо-бюрократический  уклад экономики. А это, как известно, самый  нецивилизованный вид капитализма - олигархический капитализм. Из одного тупикового варианта развития страна прямиком попала в другой, столь же тупиковый [1].

Примерами подобной номенклатурно-корпоративной  собственности могут служить Газпром, РАО «ЕЭС», «Аэрофлот», Сбербанк, нефтяные компании, крупнейшие предприятия металлургической промышленности и др. Реальными собственниками наиболее доходных корпораций, банков и предприятий стали бывшие работники министерств и ведомств, высшие управленцы, а также партийно-советские работники, т. е. бывшая номенклатура.

Приватизация привела к возникновению следующих типов кланов [2]:

- отраслевые кланы (Газпром, РАО «ЕЭС», Сбербанк и др.); кланы на основе ВПК;

- кланы на базе действующих государственных ведомств (пример - ЖД);

- региональные кланы;

- кланы на основе частных коммерческих предприятий и банков;

- криминальные кланы.

Заметную нишу в экономике страны занял и откровенный криминал. Некоторые высшие чиновники и топ-менеджеры пошли с ним даже на вынужденное официальное сотрудничество, не говоря уже о неофициальном. Подтверждением заметного влияния криминала на власть могут служить и убийства высших чиновников, чем-то не угодивших бандитам.

Для олигархов и их кланов повсеместно характерно проникновение в средства массовой информации. Они или скупают средства массовой информации, или содержат ведущих журналистов и редакторов.

Значительное число номенклатурных корпораций являются либо федеральными, либо региональными монополиями и олигополиями и имеют возможность в условиях пока продолжающегося периода слабой и коррумпированной власти в стране проводить выгодную корпорации, а не обществу, ценовую, инвестиционную и прочую политику.

Возникновение клановых (или номенклатурных) корпораций практически остановило реальные трансформационные преобразования в экономике. Решение основной задачи трансформационного периода - создание эффективной, открытой и конкурентоспособной рыночной экономики - затормозилось.

Рассмотрим поведение новых рыночных и некоторых старых советских предприятий, сохранивших свою идеологию отношения к рынку. В соответствии с современной экономической теорией [3] существует спектр предприятий по степени их открытости внешней среде (рыночной среде), по степени их возможной встроенности в рыночную экономику.

Выделим крайние точки этого спектра.

1. Открытые системы, которые способны перестраивать свою работу на основе данных обратной связи об изменениях внешней и внутренней среды. Предприятия, относящие к открытым системам, являются рыночными в том смысле, что они активно изучают потребности рынка и перестраиваются под них. Или опережающе формируют и производят новые полезные для населения услуги и товары.

2. Закрытые системы. Это системы без положительной обратной связи с внешней средой (потребностями населения и фирм). Подобных предприятий в чистом виде не существует.  Поэтому ввели термин «закрытые-открытые» системы [3]. Мы будем использовать, на наш взгляд, более точный термин - «полузакрытые агрессивные системы». Эти системы развивают в себе негативно-деструктивную функцию, которая ставит своей целью принуждение к перестройке под себя других структур или организаций (см. табл. 1). Полузакрытые агрессивные системы стремятся перестроить под себя внешнюю среду, подмять для этой цели под себя и власть [3].

 

 Табл.1. Открытые и полузакрытые агрессивные системы [3]

Открытая система

«Полузакрытая агрессивная система»

                Принцип развития

Принцип развития

Эволюционное развитие:

(как крайние позитивные проявления - преуспевающие организации на конкурентных рынках, лидеры отраслей на рынках. Как крайние негативные проявления - организации-банкроты на конкурентных рынках)

 

Консервативное функционирование:

(как крайние позитивные проявления - преуспевающие стабильные организации, базирующие свое благополучие на естественной или временно приобретенной монополии, как крайне негативные проявления - «консервативное паразитирование», «организации-крысы», «оганизации-тараканы» криминального сектора)

Отношение к ресурсам:

Оптимизация используемых ресурсов

Отношение к ресурсам:

Экстенсивная эксплуатация ресурсов

Характер и целевая направленность обратной связи:

Позитивно-конструктивная обратная связь, нацеленная на разработку программы действий по перестройке жизнедеятельности организации

Характер и целевая направленность обратной связи:

Негативно-деструктивная обратная связь, нацеленная на разработку репрессивно-карательных мер с целью принуждения других перестроить свою деятельность под себя.

Внутренняя коммуникационная открытость:

Избирательная и целенаправленно активная

 

Внутренняя коммуникационная открытость:

В высшей степени избирательная

Внешняя коммуникационная открытость:

Присутствует в значительной степени

Внешняя коммуникационная открытость:

Отсутствует полностью или в весьма значительной степени

 

 

Для олигархов характерно:

- монополизация финансовых потоков;

- «приватизация» средств массовой информации, часто не прямая, а через финансирование газет и журналов, главных редакторов и ведущих журналистов;

- сращивание с властью, особенно с силовыми структурами;

- популистская обработка населения;

- циничное отношение к нуждам и чаяниям населения.

Одной из главных особенностей экономики  России переходного периода является одновременное существование крупного нерыночного сектора экономики, включающего в себя полузакрытые агрессивные структуры, и рыночного. И их, в определенном смысле, противостояние.

В нерыночный сектор экономики входят предприятия ВПК, государственные унитарные предприятия, монополии и олигополии, областные и муниципальные предприятия. В этот же сектор следует отнести различные бюджетные, некоммерческие околобюджетные организации и фонды, а также теневую экономику.

Если на федеральном уровне ведущим и самым влиятельным сектором экономики стал прибыльный сырьевой сектор, то на региональном уровне ситуация в ряде регионов иная. В Воронеже, например, доминирует нерыночный сектор экономики, включающий предприятия ВПК и некоторые нерентабельные крупные предприятия.

В 2000 г. произошло заметное оживление промышленности страны - рост ВВП на 7,7%. Положительное торговое сальдо составило $61 млрд. (1999 г. - 36.2 млрд.) [4]. Выросли и иностранные инвестиции.

Общий объем иностранных инвестиций в 2000 г., по данным Госкомстата, составил $10,958 млрд. и вырос по сравнению с 1999 г. на 14,6%. Из них  прямые иностранные инвестиции - $4,429 млрд. (рост 4%). При этом, по данным Госкомстата, объем притока иностранного капитала оказался меньше оттока на $4 млрд 196 млн.

Для сравнения: прямые иностранные инвестиции в Китай в 1996-2000 гг. ежегодно превышали 40 млрд. долларов [4].

Таким образом, капитал продолжает преимущественно уходить из России за рубеж. И это происходит в то время, когда в ближайшие годы в стране предстоит массовый выход из строя производственных мощностей (см. табл. 2) и одновременно огромные платежи по внешнему госдолгу (ежегодно превышают 10 млрд. дол., в 2001г. - свыше 14 млрд. дол.,  в 2003г.- пик  - 18 млрд. дол.).

По расчетам независимого Центра развития [5], валовой отток капитала из России составил в 2000 г. около 28 млрд. дол., что на 19% больше, чем в 1999 г., и составляет 11,2%  ВВП.  Причем,  это,  в основном, деньги нефтяников и газовиков (20 - 21 млрд. дол.   в 2000 г.).

 

Табл. 2. Возрастная структура оборудования в промышленности (% к итогу) [6]

 

1990 г.

1997 г.

1998 г.

Все оборудование на конец года

100.0

100

100

Из него в возрасте (лет):

 

 

 

до 5

29.4

5.4

4.1

6-10

28.3

24.0

20.1

11-15

16.5

24.6

25.6

более 16

25.8

46.0

50.2

Источник ИМЭИ

 

 

Таблица 2 показывает, что нового оборудования (до 5 лет) даже в сырьевых отраслях и электроэнергетике практически не осталось. Свыше 70% оборудования старше 10 лет, т.е. устарело. И при этом деньги из сырьевых отраслей продолжают уходить за границу. С одной стороны это обнажает неэффективность экономической политики в отношении сырьевых отраслей. Номенклатурная приватизация  отраслей не привела к появлению эффективного собственника, заботящегося о долгосрочном бизнесе. Прибыль из сырьевых отраслей, в основном, уходила и уходит за границу на счета владельцев корпораций или их агентов. Не происходило и перелива капитала из сырьевых отраслей в машиностроение и другие отрасли с высокой добавленной стоимостью по причине высоких инвестиционных рисков и низкой или отрицательной норме прибыли. В целом, страна продолжала традиционно выживать за счет прибыли от распродаж сырьевых ресурсов.

Определенный прогресс наметился лишь в металлургической промышленности. Так, холдинг «Русский алюминий» приобрел ряд автомобильных заводов, включая «ГАЗ», и осуществляет инвестиции в них. До этого значительные инвестиции в бытовую технику сделал Новолипецкий металлургический комбинат.

Банковская система страны пока не восстановила все свои докризисные  параметры. Ее активы в 2000 г. не превысили $ 80 млрд., капитал -  $ 10 млрд. А это - активы и капитал одного не самого крупного западного банка. Кредиты  реальному сектору экономики составили 11,3% ВВП, а их доля в банковских активах - 33% [5]. Однако это, в основном, были краткосрочные кредиты. Доля банковской системы в долгосрочном инвестировании реальной экономики не превысила 6%. Если же учесть, что и доля рынка ценных бумаг в долгосрочных инвестициях очень низка - не превысила 1%, то выходит, что сильные предприятия инвестировали в основном сами себя. И суммарные инвестиции в целом по стране были ниже необходимых амортизационных вложений.

Валютные резервы на изломе веков достигли рекордных значений - 30 млрд. долларов. Но сама денежно-кредитная и валютная политика Банка России производит двойственное впечатление. С одной стороны, значительные валютные резервы укрепляют рубль и повышают устойчивость экономики в целом. С другой - валютные резервы находятся за рубежами страны и работают на экономики развитых стран. Коммерческие банки следуют этому примеру и держат значительные средства на счетах западных банков, не находя им применения внутри страны.

Имевшее место в 1999-2000 гг. оживление простаивающих мощностей промышленности, вряд ли, приведет к выходу на устойчивую траекторию роста экономики. Необходимо обновление технологий и оборудования, обновление менеджмента и системы учета финансовых результатов. Неготовность и неспособность предприятий с отсталыми технологиями и неконкурентоспособной продукцией к инвестициям подтверждает нежелание российских банков кредитовать реальный сектор экономики.

Стремительно надвигающееся обвальное выбытие оборудования на российских предприятиях может, в принципе, иметь и положительный эффект. Но при условии эффективного вложения значительных средств в реальный сектор экономики и массового обновления технологий. Фактически, в России сложился германский послевоенный вариант, когда ФРГ восстанавливала свою экономику по плану Маршалла практически с нуля. А на свободной площадке при наличии квалифицированной рабочей силы и достаточных средств строить, как известно, проще.

Но для решения задач экономики нужна сильная власть, грамотные профессионалы и качественный труд, рыночная среда с конкурентными рынками и привлекательный инвестиционный климат. Если эти задачи будут решены, то отток капитала прекратится и даже внутренних инвестиций будет достаточно для решения многих инвестиционных проблем.

 

II

 

Снижение физических объемов производства в Воронежской области оказалось, как и в стране, максимальным на предприятиях радиоэлектронного комплекса и машиностроения. Эти сектора промышленности пока имеют туманные перспективы для восстановления своей деятельности. Инвестиции в них минимальны, технологии устарели, менеджмент не соответствует современной рыночной экономике.

В экономике области до сих пор основную роль играл и играет нерыночный сектор экономики (унитарные госпредприятия, региональные монополии, областные и муниципальные предприятия и т.д.). Руководители предприятий нерыночного сектора традиционно еще с советских времен играют роль формальных и неформальных лидеров области во всех сферах ее жизни, представляющих для них интерес. Подобная ситуация предопределила ускоренное падение ВРП области, отставание роста ее человеческого и физического капиталов в сравнение с другими регионами. Широковещательные популистские заявления руководителей предприятий ВПК о наличии у них неких наработок на поверку сводятся к закупке технологий по производству потребительских товаров за рубежом. И под гарантии областного бюджета [7]. Фактически, в области сложилась типичная олигархо-бюрократическая экономика, в которой основную роль играют олигархы из нерыночного сектора экономики и чиновники. Подобный уклад экономики способен долгие годы удерживать промышленность области в состоянии перманентной стагнации и упадка, подавляя развитие рыночного сектора из малых и средних предприятий. Что и имело место в 90-х годах.

Не все, конечно, воронежские предприятия ВПК относятся к полузакрытому агрессивному типу. Так концерн «Энергия» сменил форму собственности и перешел на собственные «хлеба», включая и госзаказы. Далеко не все получается, но руководители этого концерна постепенно перестраивают работу предприятия в соответствии с требованиями рынка, не рвутся во власть и не пытаются ее подмять, не скупают журналистов, главных редакторов и местных пиарщиков.

Другой пример удачного вхождения в рынок - ОАО «Рикон». Предприятие ВПК, потеряв рынок сбыта конденсаторов, перешло на производство высококачественной пищевой продукции (глазированные сырки, халва, козинаки) и производственных линий для ее выпуска [8].

Падение ВВП в стране и ВРП в Воронежской области началось с конца 80-х годов. Снижение же капиталоотдачи, не учитываемое советской статистикой, - значительно раньше - с 70-х годов. За 1991-96 гг. объем выпуска промышленной продукции в области сократился примерно втрое  относительно 1990 г. Снижение (-) или рост (+),  по данным Воронежского облкомитета госстатистики (индекса физического объема), по годам относительно предыдущего года составили: 1991 - 3,0 %; 1992 - (-12,3); 1993 - (-12,5); 1994 - (-38,1); 1995 - (-12,1); 1996 - (-15,4); 1997 - (+2,4); 1998 - (-8,2); 1999 - (+9,5); 2000 - (+14,2%) [9,10].

Реальные среднедушевые денежные доходы населения в процентах к предыдущему году изменялись следующим образом (источник: Госкомстат РФ): 1994 г. - 114,5%; 1995 - 90,1%; 1996 - 87,3%; 1997 - 102,7%; 1998 - 86,1; 1999 - 83,5; в 2000г. реальные располагаемые денежные доходы составили 97,1% относительно 1999г.

Т.е. и в  2000 г. продолжилось снижение уровня жизни населения области. Следовательно, рост ВРП в 1999-2000 гг. имел место на фоне дальнейшего снижения доходов и покупательной способности населения области. Все это указывает на извечную проблему российской экономики: предприятия оживились и начали работать на самих себя, а не на население. Подобный рост без увеличения спроса со стороны населения является недолговечным.

Как видим, с реальными доходами населения дела в области обстоят откровенно плохо. Среднедушевой доход населения области в 1994-2000 гг. составлял в разные годы 61-67% от среднероссийского.

Отметим, что на реальных доходах населения крайне неблагоприятно сказывается ежегодно планируемая федеральным правительством и Банком России высокая инфляция. Это скрытый дополнительный инфляционный налог на граждан с постоянным доходом.

Цены в Воронежской области росли быстрее, чем в среднем по России. Индекс потребительских цен на товары и услуги в области составил в 2000г. - 22,7%, в России - 20,5%. Еще быстрее росли цены на промышленную продукцию - 32,5%.

По ключевому экономическому параметру - ВРП на душу населения - область заняла в 1998 г. 40-е место. Прогноз Минэкономики для 2002 г. по итогам 1998-99 гг. неутешителен - 45 место среди всех регионов страны. Для сравнения: ВРП на душу населения составил в 1998 г. в области 13,5 тыс. руб., а в среднем по России - 16,9 тыс. руб.

У региональных властей в рыночной экономике  немного рычагов прямого административного влияния на предприятия. И чем их меньше, тем для экономики  лучше. Поэтому связывать темпы прироста (снижения) объемов промышленного производства с деятельностью администрации области можно только опосредованно: в частности, через инвестиционную привлекательность области. Тем более, что и сами инвестиции дают отдачу со значительным временным лагом.

По инвестициям  в 1998-99 гг. Воронежская область разделила 50-57 места с несколькими другими регионами. Не улучшилась ситуация и в 2000 г. (инвестиции - всего около 3000 руб. на человека.). Прогноз экспертов Минэкономики на 2002 г. - 60-е место.

По годам инвестиции в основной капитал в процентах относительно предыдущего года составили в области: 1991 г. - 81.0; 1992 г. - 70.4; 1993 г. - 86.6; 1994 г. - 69,9; 1995 г. -  94,3; 1996 г. - 92,0; 1997 г. - 85,3; 1998 г. - 88,6; 1999 г. - 101,9; 2000 г. - 101,7.

Как видим, падение инвестиций прекратилось только в 1999-2000 гг., а их заметного роста даже в «подъемном» 2000 г. практически не  наблюдалось.

Относительно 1991г.  объем инвестиций в 1999 г. составил лишь около 28% (инвестиции снизились в 3,6 раза). Причем, это в основном были внутренние инвестиции самих предприятий и фирм, а не банковские кредиты или инорегиональные инвестиции.

На положении с инвестициями сказывается как некредиспособность и неликвидность значительной части предприятий области, отсутствие у них грамотных и надежных инвестиционных проектов, так и слабость банковской системы области, точнее - отсутствие ее как таковой.

В области практически нет местных частных коммерческих банков. Два небольших местных банка - Юго-Восток и Агроимпульс - контролируются унитарными госпредприятиями - Юго-Восточной железной дорогой и Мехзаводом. Банк Петр I принадлежит АРКО, т.е. Банку России и федеральному правительству (АРКО объявил о проведении предпродажной подготовки своих банков). Поэтому монопольное положение в области и особенно в ее районах занял Воронежский банк Сбербанка. Остатки вкладов населения на его счетах составили на 1 января 2001 г. 5,7 млрд. рублей или 97%. Если в целом по России доля Сбербанка на рынке частных вкладов несколько снизилась в 2000 г., то в Воронежской обл. - возросла.

Укрупнение региональных сбербанков и организация Сбербанка Черноземья усугубили незавидное положение  в области с кредитованием реального сектора экономики. Теперь немалые ресурсы Воронежской области, самой крупной в регионе по численности населения, будут использоваться для финансирования соседних областей с более сильными экономиками: Белгородской, Липецкой и Орловской, хотя и ранее они большей частью уходили в Москву. Ныне возможности для оттока средств из области через Сбербанк возросли. И процесс, как говорится, пошел. Уже заключен договор о кредитовании в объеме 1,5 млрд. рублей сельскохозяйственных проектов Орловской области. Собственно, к подобному развитию событий подталкивает сама структура банковской сферы Воронежской области. И, прежде всего,  монопольное и полностью независимое положение в ней Сбербанка, а также логика при таком раскладе рыночной экономики.

По данным Воронежского областного комитета госстатистики, кредитные вложения в экономику области (остатки) составили 5,2 млрд. рублей. Приведем полностью заключение областного комитета госстатистики: «В структуре кредитных вложений основную долю по-прежнему занимали краткосрочные кредиты, не оказывающие существенного влияния на улучшение инвестиционного климата и использующиеся на неотложные хозяйственные нужды» [10].

По оценкам Центра исследований региональной экономики, банковские инвестиционные кредиты не превысили 4% от совокупных инвестиций в экономику области. Т.е. предприятия области развиваются на свои средства.

Отсутствие роста инвестиций, их низкая величина в денежном выражении определяют довольно безрадостную картину будущего промышленности области, которую не должен затуманивать временный рост физического объема промышленного производства, обусловленный последствиями дефолта и девальвации рубля, а также высокими мировыми ценами на нефть, косвенно влияющими на всю экономику страны. Все эти факторы преходящие. К тому же, этот рост наблюдается на фоне продолжающегося падения реальных доходов населения, т.е. снижения спроса на потребительские товары. Так оборот розничной торговли в 2000 г. составил в области 95,9% от соответствующего периода  1999 г. Относительно 1998 г. цифры выглядят еще хуже - всего 75%. Какой уж тут рост экономики при продолжающемся обнищании населения? Просто пошел обычный для страны взаимообмен продукцией предприятий ВПК и крупного машиностроения, оживленный подпиткой бюджетными деньгами (нефтедолларами). Крупные предприятия занялись привычным делом - работой друг на друга.

Продолжающееся ухудшение реальной жизни населения области на фоне процветания ее олигархов - прямое следствие сложившегося в области олигархического капитализма и наступательного поведения полузакрытых агрессивных экономических структур: Сбербанка, крупнейших предприятий ВПК, местных монополий.

Воронежские олигархи почувствовали, что с усилением вертикали власти  их влияние на местную власть снизится через виртуальные по реальной отдаче и нерыночные по сути Советы директоров, через новую облдуму, где они зримо прежде присутствовали и хозяйничали. И куда не попал ныне один из их лидеров. А также через иные подконтрольные им структуры (включая самых известных пиарщиков). Через своих представителей во власти. Через весомые финансовые инструменты, в конечном счете, работающие в основном на них самих. Через самые тиражные местные газеты. В области относительно независимыми от местных олигархов остались лишь московские издания.

И местные олигархи предложили оригинальные и удивительные, на первый взгляд, новации: создать некие общественные палаты, которые, естественно, сами и будут формировать и финансировать. Как это и было в номенклатурно-алигархическом движении «За возрождение экономики».

Идея эта не нова. Борис Березовский примерно так же пытался сохранить ОРТ с помощью представителей интеллигенции и свое влияние на власть. Рецепты олигархов на федеральном и региональном уровнях схожи. И цели одни и те же - сохранение реальной власти. И использовать для этих целей они пытаются действительно уважаемых обществом людей. А куда деваться ныне обнищавшему и униженному российскому ученому, писателю, журналисту, врачу или учителю? В сложившихся условиях многие из них вынужденно готовы согласиться на подачки с барских столов бывших номенклатурщиков, ловко обратившихся в новых олигархов.

Примером агрессивного поведения полузамкнутых нерыночных структур являются и нападки на независимую от олигархов ВТПП. Видный олигарх от ВПК пытается подмять под себя все оставшиеся независимые в городе важные торгово-промышленные структуры. Пытаются они подмять под себя и власть, в т.ч. с помощью упомянутых выше липовых общественных палат. И если им это удастся, то об эффективной рыночной экономике в области придется забыть на долгие годы.

Вклад г. Воронежа и его предприятий в экономику области является определяющим (около 2/3). Поэтому именно промышленная политика, направленная на создание привлекательного инвестиционного климата в городе и области, в конечном итоге определит возможность выхода на стадию устойчивого роста экономики. Но что такое рыночная экономика и как привлекать в нее инвестиции, знают те предприниматели и менеджеры, которые в ней успешно работали и работают. Но отнюдь не директора унитарных госпредприятий и руководители госбанка, не выполняющего даже своих основных функций - сбережения средств населения (средние ставки по вкладам в Сбербанке значительно ниже уровня инфляции, но это тема отдельного разговора). Реально же промышленная политика в области до сих пор находилась и сейчас находится в руках группы влиятельных олигархов-нерыночников. Отсюда и проблемы с инвестициями в промышленность области. Олигархам не нужен привлекательный инвестиционный климат и конкурентные рынки. Они деньги получают через свои каналы - в частности, из бюджетов всех уровней, через льготы и неплатежи, через различного рода холдинги и корпорации, созданные нерыночными методами. Их основной метод работы - административное подавление конкурентов, агрессивное лоббирование своих интересов, а не какая-то там свободная конкуренция за место на рынке.

Перечислим основные областные проблемы и возможные рецепты их решения. Включают они, в сущности, основные задачи, уже поставленные в программах федерального правительства и ежегодных посланиях Федеральному собранию президента.

1. Обеспечение сильной власти в области в части повышения эффективности управления, торжества закона, свободы предпринимательства и неприкосновенности частной собственности.

2. Смена приоритетов в промышленной политике. Ориентация на предприятия ВПК и крупные неэффективные советские предприятия с высокой добавленной стоимостью себя не оправдала. Метод поиска решения - независимый аудит и финансово-экономический анализ, независимая экспертиза качества маркетинга и менеджмента, анализ и экспертиза конкурентоспособности разработок, продукции и наличия под нее ниш.

3. Низкий профессионализм промышленной части управленческого блока в области и городе. По прежнему основные пути выхода из кризиса высшие управленцы области видят в реорганизациях ВПК и бюджетном финансировании предприятий ВПК, а также их субподрядчиков. Метод решения - приглашение специалистов из других регионов, прошедших рыночную школу.

4. Долговременная  политика популизма. Пример - низкая плата в 90-х гг. за коммунальные услуги. В результате городское коммунальное хозяйство полуразрушено, а цены приходится поднимать скачком. Метод решения - приведение в соответствие обязательств области в социальной сфере и ее реальных возможностей с учетом федеральных трансфертов.

5. Ограничение влияния в области олигархов. Пример - Владимир Путин. Он отодвинул олигархов федерального уровня от власти.

6. Высокие местные налоги и явная тенденция со стороны чиновников и властей к их повышению. Метод решения: снижение областных и городских расходов и соответствующее снижение местных налогов. Лоббирование снижения федеральных налогов.

7. Низкая общая инвестиционная привлекательность области. Пути решения: снижение налогов, формирование рыночной среды, изменение психологии и методов работы управленцев и чиновников, смена формальных и неформальных лидеров в промышленном секторе.

8. Слабое, зачастую нерыночное законодательство, особенно в части льгот, включая повышенные пенсии бывшим чиновникам, доведшим экономику области до нынешнего состояния. Необходима либерализация областного законодательства в соответствии с долгосрочными федеральными программами развития страны.

9. Реструктуризация банковской сферы области. Необходимо решать проблему монополизма Сбербанка в регионах вообще и в нашей области, в частности. Принят и соответствующий федеральный закон, но он не действует из-за противодействия Сбербанка и Банка России. Необходимо решить на федеральном уровне проблему передачи части федеральной доли в капитале Сбербанка регионам, чтобы получить реальные рычаги влияния на использование денежных ресурсов области.

И в заключение напомним известную истину: привлекательный инвестиционный климат включает и, далеко не в последнюю очередь, низкие и стабильные налоги. Но когда областные и городские власти постоянно и публично ставят своей главной задачей увеличение собираемости налогов, и без того непосильных для производств, то ожидать кардинального улучшения инвестиционного климата очень сложно. Выбор-то, в сущности, не велик. Либо продолжать проедание сырьевых ресурсов страны и зарабатываемого. И при этом упиваться популизмом, а жить все хуже и хуже. Либо подтянуть пояса, снизив налоги и непроизводительные расходы, и вкладывать деньги в развитие производств, в создание новых рабочих мест.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Радыгин А, Сидоров И. Российская корпоративная экономика: сто лет одиночества? ВЭ. №5, 2000. -С.: 45-61.

2. Колганов А. К вопросу о власти кланово-корпоративных групп в России. ВЭ. №6, 2000. -С.: 114-125.

3. Колесникова Л., Перекрестов В. Организационные структуры и культура предпринимательства. ВЭ. №8, 2000.  -С.: 15-31.

4. Эксперт. № 11. 2001. С.: 44.

5. На старте нового тысячелетия: поможет ли оптимизм. (Анализ Центра развития) Известия. 19 января 2001 г.

6. Ходорковский М. После гражданской войны. Коммерсант. 28 июля 2000.

7. Саутин В. Кто рискует, а кто пьет шампанское. Известия. Воронеж. 14 июля, 2000.

8. Денисенко Д. Надежная линия «Рикона». Коммуна. 1 февраля, 2001.

9. Экономика России и Воронежская обл.  Воронежский обл. комитет гос. статистики. Воронеж. 1999.

10. О социально-экономическом положении Воронежской обл. Коммуна. 6 февраля 2001г.

 

 

 

 

 

Яндекс цитирования