Обучение

Learning

Образование

Education

Исследования

Research

Комментарии

Commentaries

e-mail: info@lerc.ru
блог: lerc.livejournal.com

Статьи, книги, аналитика

Инвестиции и инновации

21.07.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг регионов РФ по использованию в экономике интеллектуальной собственности

17.07.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг регионов по разработанным передовым производственным технологиям

10.07.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг стран мира по инновациям

29.06.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг инвестиций регионов в основной капитал на душу населения в 2016 году

21.02.2017

Юрий Корчагин

Россия и в самом деле страна инновационная?

26.06.2016

Корчагин Ю.А.

Живем по наитию Почему живем не по стратегиям, а по воле и понятиям?

14.08.2015

Юрий Корчагин

Эффективность науки определяет эффективность экономики

18.06.2014

Юрий Корчагин.

О воронежских инновациях как зеркале эффективности инновационной системы

16.03.2014

Юрий Корчагин.

Гаснущие инновации

02.11.2013

Юрий Корчагин.

Инвестиции обходят Воронеж

07.02.2013

Зоя МИЛОСЛАВСКАЯ.

Инновации погибают в зародыше

20.01.2012

Корчагин Ю.А.

Передовые технологии, инновации и наука в РФ и Воронежской области

Юрий Корчагин.

15.04.2010

Корчагин Ю.А., Маличенко И.П.

Инвестиции и инвестиционный анализ

Владимир Кузьмин. Климат-контроль. Юрий Корчагин. Комментарий.

28.12.2009

Юрий Корчагин

Криминальные риски, человеческий капитал и инновационная экономика РФ

02.09.2009

Юрий Корчагин

Инновационная экономика в России: призрак или реальность?

17.02.2009

Корчагин Ю.А.

Международные кредитные рейтинги и инвестиционная привлекательность России

17.02.2009

Корчагин Ю.А.

Инвестиции и инвестиционный процесс

19.06.2006

Логунов В.Н.

Региональная информационная модель инвестиций

Корчагин Ю.А.20.01.2012

Передовые технологии, инновации и наука в РФ и Воронежской области

  

Опубликовано в журнале «Инсайд», № 5, 12, 2011г., г. Воронеж.
http://inside-all.ru/
Модернизация, инновации, венчур, технополисы, кластеры, передовые технологии, нанотехнологии, экономика знаний... - этот набор модных понятий и терминов длинный. Но все это не жизненно и не реализуемо на практике при отсутствии главного - конкурентоспособных профессионалов мирового уровня, а также высокого качества жизни, высококачественного человеческого капитала, конкурентоспособной экономики с конкурентными рынками и конкуренции во всех видах жизнедеятельности.

Термины «модернизация» и «инновации» уже стали проходными, изрядно подзатерлись в словесном пиаре чиновников, к ним попривыкли, а у части населения, пожалуй, обозначилась к ним даже аллергия. Говорят наверху умно, обещают много, но даже прибраться элементарно в стране и Воронеже, в частности, власти пока не в состоянии, дороги качественно ремонтировать и строить не умеют.

Сведущие же люди думают, на что трендить о модернизации - делайте. А дел и результатов как раз и нет. Зато полно разнообразных около научных чиновничьих центров, институтов и имитаций инфраструктуры инновационной системы. Как нет и прибавления заметного количества новых рабочих мест с конкурентоспособной инновационной продукцией на выходе.

Инновации - это новшества в продукции, услугах, технологических, управленческих и социальных процессах. Инновации - драйвер развития стран с постиндустриальными экономиками, с экономикой знаний и с догоняющими экономиками. Появились первые крупные (а также средние и мелкие) инновации одновременно с человеком в виде первого костра, каменных, затем металлических орудий труда и далее по нарастающей.

К странам с догоняющими экономики относят страны, которые поставили своей целью приблизиться по эффективности своих экономик и качеству жизни населения к развитым странам.

Не всем развивающимся странам, включая догоняющие, суждено войти в число развитых стран мира. Пока это смогли сделать только Япония, Сингапур, Гонконг, Тайвань и Южная Корея. По оценкам экспертов лишь около 5 % развивающихся стран в будущем пополнят число развитых стран мира. Остальные так и останутся в прихожей технологически передового мира или даже и в нее не попадут в ближайшее столетие.

Главные причины избирательности попадания стран мира в число передовых стран с инновационными и постиндустриальными экономиками - низкие качество и стоимость человеческого капитала, низкое качество жизни, неразвитость гос. институтов, не обеспечивающие необходимые и достаточные условия для создания 5, 6 и 7-ого технологических укладов экономики.

Каково же реальное состояние науки и инновационной деятельности в регионах РФ, в Воронежской области и ЦЧР?

Инновационная экономика (ИЭ) - это экономика, способная создавать и эффективно использовать любые полезные для общества инновации (патенты, лицензии, ноу-хау, заимствованные и собственные новшества и новые технологии и т.д.).

ИЭ включает шесть основных составляющих, которые необходимо создавать и развивать до конкурентоспособного уровня по мировым критериям: 1) образование; 2) науку; 3) человеческий капитал (ЧК) в целом, включая высокое качество труда и жизни специалистов; 4) инновационную систему, включая законодательство; материальные составляющие инновационной системы (центры трансфера технологий, технопарки, технополисы, инновационные центры, кластеры, территории освоения высоких технологий, венчурный бизнес и др.); 5) инновационную промышленность, реализующую новшества; 6) благоприятную среду функционирования ЧК.

Человеческий капитал, циклы его роста и развития являются главными факторами и драйверами генерации инновационных волн и цикличного развития мировой экономики и общества. Постепенно накапливались знания. На их базе развивались образование и наука. Формировался слой высокопрофессиональной научно-технической, управленческой и в целом интеллектуальной элиты, под началом которой и совершался очередной научно-технический и технологический рывок в развитии страны.

Уровень и качество национального ЧК определяют верхнюю планку в развитии науки и экономики. И без поднятия качества национального ЧК до уровня требуемого инновационной экономикой качества и этики труда запрыгнуть в инновационную экономику и, тем более, в экономику знаний невозможно.

Человеческий капитал - это интенсивный и сложный производительный фактор развития экономики и общества, включающий креативные трудовые ресурсы, инновационную систему, высокопроизводительные накопленные знания, системы обеспечения профессиональной информацией, инструменты интеллектуального и организационного труда, качество жизни и интеллектуальной деятельности, обеспечивающие эффективное функционирование ЧК.

Кратко: Человеческий капитал - это креативные профессионалы, интеллект, знания, качественный и высокопроизводительный труд и высокое качество жизни.

Далеко не каждая страна (тем более регион) в принципе способна накопить высококачественный ЧК, стоимость которого достаточна для формирования постиндустриальной экономики. Еще наш земляк, лауреат Нобелевской премии Саймон (Семен) Кузнец обозначил первичность ЧК, как фактора развития, и отсечение стран от следующего технологического уклада экономики недостаточным уровнем накопленного ЧК.

Драйвером развития ЧК и инновационной экономики является конкуренция во всех видах деятельности. Конкуренция формирует и отбирает лучших специалистов, наиболее эффективный менеджмент, повышает качество ЧК. Конкуренция стимулирует предпринимателей и менеджмент создавать инновационную продукцию и услуги. Свободная конкуренция, экономическая свобода в ее международном определении - основные стимуляторы и драйверы роста качества и конкурентоспособности национального ЧК, роста производства знаний, генерации инноваций и создания эффективной инновационной продукции.

Попутно отметим, что коррупционеры, преступники, плохие специалисты и просто физически здоровые иждивенцы,, а также прочие не желающие добросовестно трудиться люди составляют отрицательный компонент национального ЧК и снижают его общее качество и накопленную стоимость.

Высокие уровни коррупции и криминала обесценивают знания, подавляют конкуренцию в науке и других видах интеллектуальной и производственной деятельности, подавляют креативность и созидательную энергию людей. Превращает синергию в отрицательный фактор развития.

Все это характерно и для Воронежской области, и других регионов России. Ниже мы убедимся, что в науке числом, авралом и нахрапом без конкуренции и без благоприятных условий для работы и жизни исследователей и инноваторов ничего путного не достигнешь.

В криминализированной и коррумпированной стране ЧК, как фактор развития, не может функционировать эффективно по определению. Даже если это «ввезенный» внешний высококачественный ЧК, обеспеченный за счет его притока. Он либо деградирует, ввязываясь в коррупционные и прочие контрпродуктивные схемы, либо «работает» неэффективно.

Российская наука сосредоточена в крупных и нескольких средних городах РФ и их агломерациях. В Москве и ее окрестностях (Московская, Калужская и Тульская обл.) работает в этом секторе 46 % от всех занятых в науке и ОКР (всего в РФ 828841 чел). В первой десятке регионов трудится 75% исследователей.

Воронежская область находится по числу занятых в науке и разработках на высоком 10 месте: Москва - 260734 чел; Московская область - 106216; Санкт-Петербург - 97793; Нижегородская - 40116; Свердловская = 23962; Новосибирская - 22898; Самарская - 20398; Челябинская - 15856; Ростовская - 15303; Воронежская -14490. Для сравнения у соседей из ЦЧР: Курская - 32 место, 3223 чел; Тамбовская - 36; 2361; Белгородская - 57; 876; Орловская - 61; 723; Липецкая - 70; 327 (диаграмма 1).

Концентрация ученых в цивилизованных и развитых странах в благоприятных для научной и инновационной деятельности условиях весьма полезна для результативности науки, поскольку положительная синергия (нелинейное усиление за счет положительных факторов (или ослабление из-за негативных факторов) эффективности коллективного труда ученых) повышает их совокупную творческую энергию и эффективность, особенно в венчурном бизнесе. Поэтому и концентрируют совместно исследователей и венчуристов в «силиконовых» долинах.

Какова же ситуация в РФ и в Воронежской области в части синергии и производительности труда исследователей и разработчиков?

 

1.jpg

  Диаграмма 1. Среднегодовая численность занятых в науке и разработках

в регионах в 2010 году

 

По инновационной активности организаций (диаграмма) первую двадцатку рейтинга 2010 года открывает, как и в прошлом году, Магаданская область - 34,3% (в 2009г. - 33,3%), далее идут Пермский край - 21,3 (23,7), Томская о. - 18,4 (15,3), Нижегородская о. - 17,7 (18,4), Чувашская Р. - 15,7 (14,1), Свердловская о. - 15,0 (12,9), Татарстан - 14,9 (14,5), Оренбургская о. 14,4 (15,2), Москва 13,3 (14,1), Санкт-Петербург 13,0 (14,0), Тыва - 13 (12,5), Астраханская о. - 12,8 (9,9), Чукотский а.о. - 12,5 (11,1), Курганская о. - 12,4 (10,9), Самарская о. - 12,1 (12,3), Удмуртская Р. - 11,6 (11,9), Орловская о. - 11,5 (14,2), Башкортостан - 11,1 (13,4), Хабаровский край - 11,1 (11,1), Бурятия - 11,0 (6,0), Белгородская о. - 10,9 (11,1). В среднем по РФ - 9,5% (9,3%).

 

2.jpg

Диаграмма 2. Рейтинг инновационной активности организаций регионов в 2010 году, удельный вес организаций, 

 занимающихся инновационной деятельностью.


Удельный вес инновационно активных организаций Воронежской области за год не изменился и составил 8,6% в 2009-2010 гг. - 41 место в рейтинге за 2010 год. У некоторых соседей по ЦЧР положение в рейтинге получше: Орловская о. - 17 место; Белгородская - 21; Липецкая - 37. Ниже расположились Тамбовская (46) и Курская (59) области

За последние годы прогресса в инновационной деятельности как в Воронежской области, так и в РФ не наблюдается, число активных организаций колеблется в пределах 8-10% (в пределах ошибки измерения). И даже самые активные регионы далеки от худших в инновационном развитии стран Европы (Болгария, Румыния, Литва и др.), у которых этот показатель выше 20%. Исключение составляет лишь Магаданская область.

В первую двадцатку не вошла часть регионов, включая Воронежскую область, с мегаполисами, которым, казалось, надобно возглавлять этот список: Новосибирская (6 место по числу занятых в науке и разработках), Челябинская (8), Ростовская (9), Воронежская (10) и Саратовская (20) о., Краснодарский (16) и Красноярский (27) края.

Ну а далее посмотрим, какова же результативность инновационных систем регионов, какова практическая отдача от сектора науки и разработки.

По общему числу особо важных для практики выданных патентов на полезные модели за 2010 год опередили всех Москва и Санкт-Петербург, за ними идут Московская, Самарская область, Татарстан, Челябинская, Свердловская и Нижегородская о., Краснодарский край, Ростовская и Новосибирская области. Воронежская область разместилась на скромном 22 месте.

Однако с пересчетом числа патентов на полезные модели на 100 занятых в исследованиях и разработках список лидеров кардинально меняется и в лидеры выходят небольшие по населению и по числу ученых и инноваторов регионы: Чувашия, Марий Эл, Костромская, Белгородская, Удмуртская Р., Мордовия, Псковская, Брянская, Липецкая и Орловская области.

Воронежская область опустилась в этом рейтинге в самый подвал - на 63 место; Курская заняла 23; Тамбовская - 45; Ростовская - 50; Москва - 58; Новосибирская - 61; Санкт-Петербург - 62; Московская - 64; Нижегородская - 65.

В небольших инновационно активных регионах с низкой численностью секторов науки и ОКР наблюдается значительно более высокая производительность труда сектора науки по разработке и патентованию важнейших для реальных производств полезных моделей (полезная модель - объект промышленной собственности; конструктивное выполнение средств производства и предметов потребления, а также их составных частей. Полезной модели предоставляется патент, если она является новой и промышленно применимой.).

В этих неизбалованных «большой наукой» регионах исследователи и инженеры работают, как показывают анализ и статистика, гораздо продуктивнее, чем в традиционных научных центрах и мегаполисах.

Рейтинг области по общему числу патентов на изобретения в 2010 году - 15 место. И опять здесь появляется то же но... По числу этих патентов на 100 занятых в науке - область в числе аутсайдеров. Отметим также, что патенты на изобретения получить сейчас довольно легко и в любом количестве, а над полезными моделями, опытными образцами и передовыми технологиями надо работать качественно и много, да еще выдержать конкуренцию с зарубежной инновационной продукцией.

В традиционных научных центрах (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Томск, Казань и др.) исследователи из академических институтов и лабораторий не занимаются прикладной наукой, и это снижает общую результативность науки в части инноваций. Но даже с учетом этого обстоятельства производительность труда исследователей и разработчиков в этих регионах слишком много уступает таковой в небольших и активных регионах - в разы. Вероятно накопилась отрицательная синергия - академическая наука постарела и износилась, научные школы почти исчезли, прикладные организации РАН работают неэффективно.

Наука и человеческий капитал без гос. финансирования, что поле без полива - все на нем сохнет и исчезает, кроме выносливых, ко всему приспособленных, но вредных сорняков. Более 20 лет наука была без необходимых средств, оборудования и технологий и из нее ушли почти все талантливые люди, так с чего же она вдруг начнет плодить инновации, полезные модели, опытные образцы и конкурентоспособные передовые технологии.

Регионы, в которых имеется мощный научно-исследовательский сектор ОПК (примером их как раз служит Воронежская область), также уступают в разы по инновационной активности небольшим регионам-лидерам вследствие почти полного отсутствия конкурентоспособных инновационных технологий двойного назначения.

Обратимся за поддержкой высказанного к авторитетной отрасли и к авторитетному руководителю.

Недавно назначенный глава Федерального космического агентства Владимир Поповкин: «Основные фонды на предприятиях отрасли сильно изношены, и налицо технологическое отставание от мирового уровня. В общем, есть несколько выживших за счет коммерции центров (вроде Центра Хруничева...). 45% работников отрасли старше 60 лет, остальные - моложе 40. Среднее звено практически выпало. Вокруг каждого руководителя поляна зачищена. Сейчас к старым незаменимым директорам приставили по заместителю 37-42 лет, чтобы года через полтора они смогли в случае чего занять места ушедших в отставку».

Низкую эффективность, креативность и отрицательную синергию научных центров РФ подтверждает и рейтинг регионов по использованию в этих регионах передовых производственных технологий за 2010 год. Первая десятка по общему числу передовых технологий близка к обычной: Москва, Нижегородская, Свердловская, Московская, Тульская, Тюменская, Самарская, Саратовская области, Башкортостан, Пермский край. Удивляет, лишь, отсутствие Санкт-Петербурга. Воронежская область на 26 месте (используемых передовых технологий - 2293), Липецкая на 28 (2212), Тамбовская на 30 месте (2086 ). Легко просчитать, что на душу населения небольшие по численности Липецкая и Тамбовская области примерно вдвое больше используют в экономике передовых технологий.

Как это ни странно на первый взгляд, но число используемых передовых технологий не связано с количеством исследователей и инноваторов в регионе. Наука живет и кормится из бюджетов сама по себе, а передовые технологии в производства внедряются сами по себе. Доля передовых технологий собственной региональной разработки ничтожна в их общем числе.

В Воронежской области общее число используемых передовых технологий - 2293, а созданных в области передовых технологий в 2010 году - 21. Процент собственных передовых технологий, созданных за год, составляет 0,9% от общего числа используемых. И подобная ситуация во всех регионах. Доля передовых технологий собственных российских разработок в экономике очень мала. Во всех регионах в 2010 году их было разработано 864, а общее число используемых передовых технологий в этом году в РФ составило 203330, отсюда доля разработанных по отчетности передовых технологий за 2010 год (но не обязательно внедренных) - 0,4%. Это и есть примерные годовые темпы модернизации экономики России за счет собственной инновационной системы.

Относительно Воронежской области статистика показывает, что небольшая Калужская область использует примерно вдвое больше передовых технологий, да и сама создает их больше, чем Воронежская область. Но в рейтинге по числу этих технологий на 100 чел занятых в науке передовая Калужская область по темпам роста экономики и количеству исследователей только на 41 месте, а Воронежская о. и вовсе на 62-ом. И во всех других научных центрах РФ практическая отдача от науки и инновационной системы крайне низка.

В сравнение с соседней Белгородской Воронежская область по эффективности региональной инновационной системы также выглядит далеко не блестяще. Среднее ежегодное число созданных в областях передовых технологий за 2002-2010 годы одинаковое - 16. Но в Воронежской области в секторе науки и ОКР занято 14490, а в Белгородской - 876 чел, т.е. в 16,5 раза меньше. Поэтому и сумели белгородцы первыми в ЦФО, не считая Москвы, получить для своего университета статус национального. В науке и инновациях берут не числом, а талантами, знаниями, креативностью и продуктивностью.

Небольшая по численности наука Белгородской области в разы превосходит по производительности труда и эффективности для промышленности раздутую и устаревшую науку Воронежской области. К тому же скромные в науке белгородцы в отличие от воронежцев не страдают остатками советского пупизма и завышенной самооценки в части качества и результативности своей прикладной науки.

По числу использованных передовых производственных технологий за 2010 год на 100 работников сектора науки и ОКР в первую десятку входят опять же небольшие и инновационно активные регионы: Костромская, Псковская, Вологодская, Липецкая области, Мордовия, Удмуртская Р., Чувашия, Марий Эл, Забайкальский край и Орловская о. А крупные регионы с большим числом исследователей находятся в конце рейтинга по этому показателю.

Приведенные выше рейтинги и показатели дополнительно обнажают очень низкую продуктивность науки в традиционных научных центрах России, включая крупные центры РАН и ОПК. И это неудивительно: многочисленная советская академическая наука и не была предназначена для прикладных исследований и инновационной деятельности. Ею занимались отраслевая и вузовская наука. Последняя в прошлом, лишь имитировала научную деятельности в части прикладных задач и доведения идей до образцов и полезных моделей. В настоящая время она тем более немощна. В небольших регионах полезные модели патентуют в основном исследователи и конструкторы при крупных и средних производствах. А передовые технологии в РФ в основном - заимствованные, в чем нет ничего удивительного и плохого. Лучше купить чужую качественную технологию, чем использовать в производстве собственный неэффективный полуфабрикат.

Воронежская область, к сожалению, продолжает терять свои былые сравнительно высокие позиции по отраслевой научной деятельности. Ранг области от «Эксперт-РА» по инновационному потенциалу постепенно снизился с 13 до 16 в 2010 году. Удельный вес организаций, осуществлявших на период отчетности инновационную деятельность, в общем числе организаций снизился с 20,1% в 2000г. до 8,6% в 2010 году (см. диаграмму 2), причем ранг (место) области снизился с 4 до 41 (36 в 2009г.). По этому показателю Воронежскую область в 2010 году опередили и соседи - Орловская - 17 (7), Белгородская - 21 (20), Липецкая - 37 (25).

Неудачи Воронежской области в части роста инновационно активных предприятий и использования передовых производственных технологий очевидны: по числу занятых в исследованиях и разработках Воронежская область занимает высокое 10 место в России, а число выданных патентов на полезные модели на 100 занятых в науке и разработках в 1,6 меньше, чем в среднем по РФ. То есть в регионе эффективность труда исследователей и разработчиков значительно ниже среднероссийской. Отсюда низки и все другие практические результаты деятельности научного и инновационного сектора области. В частности, число используемых передовых технологий также в 1,6 раза ниже, чем в среднем по РФ.

Объективный показатель эффективности развития экономики региона - динамика доли продукции с высокой добавочной стоимостью в экспорте. Для Воронежской области - это продукция машиностроения. За период с 1995 по 2010 год доля машиностроения в экспорте региона снизилась с 19% до 1,8%. Объем экспорта продукции машиностроения снизился с 52,6 до 15,5 млн долл. За этот же период весь экспорт области вырос с 277 млн долл до 840,2 млн долл за счет экспорта злаков, аммиака, каучука и удобрений, то есть продукции с низкой добавочной стоимостью. Область экспортирует достаточно много продукции - почти на миллиард долларов, но структура экспорта - полусырьевая.

Причины отставания области (и РФ) в инновационном развитии известны - деградация по качеству и убыль по накопленной стоимости человеческого капитала, низкие инвестиции в него (в культуру, образование, здравоохранение, науку, безопасность, в качество жизни). Эффективную экономику в условиях глобализации и конкуренции способны создавать и развивать только здоровые, образованные и креативные профессионалы, конкурентоспособные на мировых рынках труда. И их в России и Воронежской области, в части, раз-два и обчелся Особо важную роль в процессах развития играет высокопрофессиональная управленческая элита. Но в РФ и регионах именно клановая управленческая элита и есть один из главных тормозов развития, вспомним для примера питерский клан.

Инновационный сектор экономики можно при поддержке государства формировать снизу - естественным путем на базе конкуренции во всех видах экономической и инновационной деятельности, как и происходило в развитых странах. И происходит ныне в Китае, Индии, Бразилии, Мексике. А можно и сверху на базе, мягко выражаясь, неэффективных остатков советских отраслевых институтов и КБ, как это сейчас имеет место в России. Результат известен - по данным КСП РФ и Росстата, отдача от инновационной системы РФ близка к нулю.

В отношении инноваций ситуацию в стране можно сформулировать кратко так: человеческий капитал не соответствует требованиям инновационной экономики; государство неэффективно; бизнес пассивен; образование и наука низкого качества; производства устарели; общество нравственно деградировало; отставание от других стран велико. 

Бизнес в настоящее время не заинтересован в инновациях, поскольку в России не развиты конкурентные рынки - главный драйвер инноваций, а превалируют на рынках госмонополии, олигополии и аффилированные с ними и с властью компании и фирмы.

Инновационный сектор экономики и инновационная экономика в целом - это производственный результат человеческого капитала, отдача от инвестиций в него. А сами инновации - квинтэссенция интеллектуальной деятельности компании, бизнеса, города, региона, страны.

Основные показатели многочисленного сектора исследований и разработки Воронежской области, связанные с используемыми инновациями и передовыми технологиями, низкие - в 1,5-2 раза ниже средних по РФ. В то же время по по числу занятых в науке и разработках и невостребованным практикой статей и патентов на изобретения воронежская область в лидерах.

Привели российскую науку к этим негативным конечным результатам примерно 30 лет системной деградации, накопившаяся отрицательная синергия, депрофессионализация и деструктивная обстановка в сильно постаревших научных коллективах. Они направлены на потребление и личное выживание, а не на эффективные исследования, к которым давно утрачен интерес. Снижает воронежские показатели и сектор ОПК, в котором разработок двойного назначения очень мало и они незначительны.

Засилье коррупции и криминала делает знания невостребованными, обесценивает их, подавляет конструктивную предприимчивость, креативность и инновационность людей, снижает качество, эффективность и накопленную стоимость ЧК. Превращает синергию научных коллективов коллективов в отрицательный фактор развития, в его тормоз.

Лишь один пример. Президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий  (НАИРИТ) Ольга Ускова недавно сообщила данные опросов 2,5 тыс ведущих работников организаций из 40 регионов РФ по уровню коррупции в отрасли. Самое коррумпированная корпорация в отрасли - РОСНАНО с оценкой уровня коррупции «наивысший», на 2 месте с такой же оценкой - Минэкономразвития, 3 место у Минобрнауки с оценкой «очень высокий». «Откаты» в секторе информационных технологий в 2011 году составили около 60%, в 2010 году были еще выше на 5-8%.

До инноваций и передовых технологий тут ли. Круто, конечно, коррупционеры-инноваторы берут, но когда обе стороны не напрягаясь имитируют инновационную деятельность, то все выглядит вполне договорным и согласованным. А главное - дармовым за наш счет.

Яндекс цитирования