Обучение ○ Образование ○ Исследования ○ Комментарии

Learning ○ Education ○ Research ○ Commentaries

e-mail: info@lerc.ru

Статьи, книги, аналитика, обзоры

Юрий Абашев12.12.2016

Пацанская честь

 

 

Юрий Абашев

Из тайги с елками

Народные пословицы и поговорки мудро говорят, что люди и, особенно, друзья проверяются в беде. Друг познается в беде. Без беды друга не узнаешь. Вешний лед обманчив, а новый друг не надежен... Перечень таких мудрых пословиц есть у всех народов.

Вот и у нас, в кругу абашевских пацанов прошла однажды проверка на «вшивость», пусть и не бедой, но зимними таежными трудностями незадолго до Нового года.

Пошли мы втроем, товарищи и соседи, я, Наиль и Серега, на лыжах в тайгу за елками, вверх по Томи за старинное шорское село Старое Абашево вверх по небольшой речке Абашевке, впадающей в Томь.

Наша, тогда единственная улица Абашевская (лет 50 назад от нее зачем-то отделили ул. Мундыбашевскую) была самым краем большого  шахтерского поселка Абашево и Новокузнецка. Создана она была первыми работниками одной из первых шахт - Абашевская для удобства хотьбы на работу, убогие жилые бараки лепили совсем рядом с входом в шахту и ее комбинатом. Застроена улица была в основном примитивными бараками из затяжек со стенами, засыпанными опилками. Бараки эти давно уже снесли.

Хороших, рубленых по-сибирски в лапу домов на улице тогда было мало. Строили их самые крепкие мужики, в основном из остатков абашевской толстовской коммуны, которую разгромили советские власти в период массовых репрессий 30-х годов.

В то время улица Абашевская упиралась концом в крутой скалистый берег Томи. Теперь здесь по насыпи с прочной дамбой проходит отличное шоссе на Карлык. Вдоль правого берега вверх до Старого Абашево мимо селения Пригородное по скалам и камням шла узкая тропа, по которой могли ходить и лазать только абашевские пацаны. Зимой по тропе вообще не ходили. Вдоль реки зимой была проторена отличная дорога по льду Томи, наезженная на санях шорцами. А летом они добирались до Абашево на длинных лодках на шестах. 

Конец улицы Абашевской и Новокузнецка находился примерно в ста метрах от моего дома - барака. Самая, что ни на есть окраина.

Но вернемся к нашим новогодним елкам. Пешком по Томи мы легко дошли на лыжах до Старого Абашево. Дальше поднялись тоже без особых проблем. Прошли километра два вверх по речке Абашевка. Шорцы здесь тоже проторили какое-то подобие дороги. Вероятно, ездили за дровами, калиной, рябиной и возможно оставшимися кедровыми шишками.

Отойдя на всякий случай подальше от села, мы свернули направо в глубокий снег, проваливаясь почти по колени, к небольшим елкам и пихтам. Мы в семье традиционно ставили на Новый год пихточку, она душистей и приятнее пахнет. К тому же мягкая, не колючая, как елка. Три маленькие пихточки я и срубил. Наиль срубил две елки, а Серега - четыре.

Обратно домой пошли по тайге, прямо по снегу, а не по речке, опасаясь лесника и шорцев. Шли гуськом. Вначале первым шел я. Через некоторое время изрядно запыхался. Снег был очень глубокий, да еще  тащили по нему елки. В Кузбассе и, особенно, в Новокузнецке климат влажный, осадков и снега много.

Я попросил сменить меня Наиля. Первому торить лыжню было намного сложнее, чем идти на лыжах вторым, тем более третьим. Наиль сменил меня и через некоторое время, уставши, попросил Серегу сменить его. Меняться надо было часто, и я поддержал его. Первый уставал быстро, идя по снежной целине. Да и лыжи у нас были обычные, магазинные, узкие.

К нашему с Наилем удивлению Серега категорически отказался вообще идти первым. На мой удивленно-возмущенный вопрос с вызовом ответил, что у него четыре елки, а у нас меньше. К тому же, дескать, мы более сильные. И никакие увещевания не помогли. Даже предложение проходить ему первым дистанцию, вдвое короче нашей, и отдать одну елку тащить Наилю.

Так и сменяли мы друг друга с Наилем, а Серега молча тащился третьим по утоптанному нами снегу. Скандалить и трогать мы его не стали, хотя действительно были тогда физически сильнее.

Благополучно добрались до Абашево, разошлись по домам. Мама две елки продала, а деньги отдала мне, на конфеты. Серега продал три елки, хотя семья у него была весьма обеспеченной. А Наиль отдал лишнюю елку соседям бесплатно.

Уже будучи студентом и позже, я неоднократно приезжал в Абашево. Встречался с друзьями детства, в том числе с Серегой. Он хорошо помнил этот эпизод, как и я. Предательство не забывается. Вероятно, воспоминание это мучило его. Даже было дело, под кайфом, просил прощения. Но я уходил от обсуждения. С тех пор он наделал немало не слишком хороших дел. Да и трудно такое простить. Лучше было бросить одну или две елки, чем потерять пацанскую честь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Яндекс цитирования