Обучение ○ Образование ○ Исследования ○ Комментарии

Learning ○ Education ○ Research ○ Commentaries

e-mail: info@lerc.ru

Статьи, книги, аналитика, обзоры

Экономика и общество Воронежа и Воронежской области

16.06.2017

Корчагин Ю.А.

Экономика Воронежской области в ХХI веке

16.06.2017

Юрий Корчагин

Зачем губернаторам и другим чиновникам быть академиками?

22.08.2015

Юрий Корчагин

Мораль и пенсии

02.09.2014

Юрий Корчагин.

Подводные скалы экономики Воронежской области и РФ

18.06.2014

Юрий Корчагин.

Теневая экономика в регионах

09.08.2013

Юрий Корчагин.

Воронеж город не промышленный

20.03.2013

Юрий Корчагин.

Итоги 2012 года и четырехлетки губернатора Алексея Гордеева. Часть 3.

20.03.2013

Юрий Корчагин

Итоги 2012 года и четырехлетки губернатора Алексея Гордеева. Часть 2.

03.03.2013

Юрий Корчагин.

Итоги 2012 года и четырехлетки губернатора Алексея Гордеева. Часть 1.

31.08.2012

Юрий Корчагин.

Воронежский никель как оселок власти и катализатор формирования гражданского общества

23.08.2012

Юрий Корчагин.

В России города и мэры – крайние

02.08.2012

Юрий Корчагин.

Воронежу нужны честные выборы мэра-профессионала и полноценный бюджет развития

07.12.2011

Юрий Корчагин.

Промышленность Воронежской области: состояние и перспективы развития

19.09.2011

Корчагин Ю.А., Логунов В.Н.

Конформизм или актуализация? Анализ актуализированного проекта Стратегии развития Воронежской области до 2020 года

Юрий Корчагин.

15.08.2010

Павел Кобанов.

Сменить правящий слой Воронежской области

14.08.2010

Павел Кобанов

Мэр Воронежа - заложник чужих амбиций

15.08.2010

Глас Вопиющего. http://www.v-zasade.ru/NewsDetail.aspx?id=858

Политех как зеркало воронежской «элиты»

Юрий Корчагин.

Юрий Корчагин.

Корчагин Ю.А., Логунов В.Н.19.09.2011

Конформизм или актуализация? Анализ актуализированного проекта Стратегии развития Воронежской области до 2020 года


Юрий Корчагин, доктор физ.-мат. наук, профессор,

директор Центра исследований региональной экономики

Валерий Логунов, доктор экономических наук

профессор кафедры экономической теории

ВЗФЭИ (Воронежский филиал)

Конформизм или актуализация?

Анализ актуализированного проекта Стратегии развития

Воронежской области до 2020 года


Вступление


В опубликованном на сайте администрации Воронежской области проекте Стратегии социально-экономического развития Воронежской области на период до 2020 года (актуализированный вариант по состоянию на 26.08.2011, далее Проект) в основном сохранены целевые цифровые показатели индикаторов из действующей Стратегии области. Существенных изменений в Проект не привнесено за исключением замены в качестве раздельных приоритетов развития промышленности и АПК на единый индустриально-аграрный производственный комплекс, что по существу ничего не меняет, но затеняет главный и первичный приоритет — необходимость создания в области и Воронеже эффективной и конкурентоспособной промышленности, способной стать локомотивом развития других отраслей и видов экономической деятельности, включая с/х и в целом АПК.
В Проекте выполнен стратегический анализ и приведены выводы по достижимости основных целевых показателей действующей Стратегии. Недостижимыми признаны в Проекте целевые показатели по ВРП на душу населения, производительности труда в промышленности и в экономике, показатели роста доходов населения, целевые доли в ВРП расходов на образование и здравоохранение, хотя они и были заложены крайне низкими. То есть все те показатели, которые определяют темпы роста экономики, развитие Воронежской области, повышение качества жизни и человеческого капитала (ЧК).
Актуализации в направлении повышения качества и приземленности прежнего варианта Стратегии, как таковой, не произошло, главные индикаторы остались на прежних — недостижимых на практике уровнях, а произведенная замена части индикаторов и увеличение их числа до 32 скорее ухудшает основной стратегический документ области. В то же время основные выводы анализа в Проекте соответствуют состоянию экономики и ресурсам области в части слабости и неконкурентоспособности воронежской экономики, низкого качества трудовых ресурсов и человеческого капитала (ЧК), завышенности целевых индикаторов действующей Стратегии и их недостижимости.
Человеческий капитал в Проекте - главный фактор развития современной инновационной и эффективной экономики — рассмотрен недостаточно обстоятельно и полно. Он не выделен в Проекте в отдельный раздел, как это сделано в новых проектах федеральных стратегий. Низкие целевые показатели по инвестициям в образование, здравоохранение и культуру далеки от международных уровней и стандартов и обрекают ЧК и всю экономику области на ускоренную деградацию.
Основные целевые индикаторы (их численные показатели) выбирались и просчитывались в действующей Стратегии и в Проекте, исходя не из наличия реальных потенциалов, ресурсов, рисков и возможностей региона, а на базе поставленных целей и задач по обгону конкурентов и достижению ранее публично заявленных мест в рейтингах субъектов РФ (15 место по ВРП на душу населения). Но безресурсный ускоренный рост ВРП на базе превалирующего числа негативных факторов и конкурентных недостатков области невозможен. Разве что на бумаге, «прирученной» статистике и «проплаченных» рейтингах. Отсюда основные цифровые прогнозные показатели по ВРП, производительности труда, увеличению и модернизации основных фондов и, соответственно, по уровню и качеству жизни населения Проекта недостижимы.
Начнем с того, что первичный приоритет развития должен оставаться за промышленностью и в первую очередь за экологически чистой обрабатывающей промышленностью с высокой добавочной стоимостью. Развитие с/х и АПК в целом важно с точки зрения общей продовольственной безопасности РФ, создания рабочих мест в селах, роста ВРП (с/х вносит в ВРП 12-14% в зависимости от урожая), но поскольку с/х является дотационным, то его вклад в бюджеты всех уровней близок к нулю или отрицателен. А пищевая промышленность, к примеру, Воронежа самодостаточна, успешно развивается и может использовать воронежскую, белгородскую, орловскую или липецкую с/х продукцию для переработки в зависимости от ее качества и цены. С/х является в России, пожалуй, одной из немногих отраслей, где прижились отдельные элементы рыночной экономики, в частности, неполноценная, ущербная, но все-таки конкуренция, которая в итоге реализуется на прилавках предприятий торговли и в спросе на конкретную продукцию со стороны населения.
В 2010 году доля с/х в ВВП США составила 1,1% (занято 0,7% от общего числа занятых в экономике), промышленности - 22,1%, сферы услуг — 76,8%; Франции — 2% (занято - 3,8%), 18,5 и 79,5%; Португалии — 2,4% (11,7), 22,9; 74,7; России — 4% (10%); 36,8 и 59,1.
В Воронежской области в с/х было занято в 2009 году 163,4 тыс чел (14,3% от экономически активного населения), численность экономически активного населения области - 1141 тыс чел; все население в 2010 году (в среднем по году) - 2339,5 тыс чел, сельского населения — 831,2 (35,5%). В среднем по области экономически активное население составляет 49% от общей численности населения.
Только 20% населения, проживающего в сельской местности, принимает участие в трудовой деятельности. И это, конечно, огромный минус области, а не потенциальный источник дополнительных трудовых ресурсов — это в основном пенсионеры, люмпены, наркоманы, неумеренно пьющие и бомжи.
Некоторое затенение по сравнению с действующей Стратегией принципиально приоритетного значения для России и ее экономики, для регионов, включая Воронежскую область, первичного создания и развития эффективной промышленности, ее ускоренной реиндустриализации, прохождения по полному циклу индустриального развития и по технологическим укладам экономики обрабатывающей промышленности вплоть до достижения ею конкурентоспособности на мировых рынках, до востребованности (спроса) ею инноваций проистекает из подходов как руководителей Проекта, так и доклада правительственных экспертов, разрабатывающих новую Стратегию РФ до 2020 года. В августовском докладе правительственных экспертов реальная российская индустриальная промышленность «присутствует» на «заднем плане».
Правительственные эксперты на первый план выдвинули создание инновационной экономики, высоких технологий, прорывы на 5,6 и даже 7 технологические уклады экономики, когда в России нет и не было эффективных и конкурентоспособных на мировых рынках 3 и 4 технологических укладов. Экспорт России более чем на 90% состоит из продукции с низкой добавочной стоимостью, как и у Воронежской области.
Можно, конечно, создать временно за счет огромных затрат некий анклав постиндустриальной экономики за внутренним «железным занавесом» в России из 5-10% населения, превратив остальные 90% окончательно в маргиналов, люмпенов и дебилов. Но долго ли такой анклав вместе с правителями продержится в условиях глобализации мировой экономики и открытых границах? Спрятаться опять в политику автаркии? И где же набрать даже охранников подобной системы? К тому же при сложившемся в России раскладе сил и продолжающихся падениях морали и нравственности, качества жизни, росте опустошенности и недовольства населения, крайне низкой безопасности граждан, разгуле наркомании и пьянства вполне могут окончательно взять верх криминальные силы.


Цели, задачи проекта Стратегии, проблемы экономики

Воронежской области и алгоритм их решения


Основная цель актуализации действующей Стратегии в Проекте стандартная – «достижение нового качества жизни населения», что означает обычное повышение качества жизни населения за счет роста и развития экономики области.

Более широко: «Целью актуализированной Стратегии опережающего развития является обеспечение лидирующего положения области среди регионов РФ, необходимого качества жизни населения региона, качества продукции и оказываемых услуг, увеличения добавленной стоимости выпускаемой продукции, в том числе инновационной, использования современных методов управления, эффективного оборота и расходования ресурсов, безусловного выполнения региональных экономических, финансовых, социальных обязательств перед обществом».

В широком определении цели и целеполагания более наукообразны, расплывчаты, неконкретны даже относительно качества жизни населения. Далее мы увидим, что реального повышения качества жизни до стандартов и средних международных уровней в Проекте не планируется, судя по целевым показателям индикаторов роста инвестиций в человеческий капитал (образование, здравоохранение, культуру).

Основные задачи Проекта сформулированы следующие.

Скорректировать стартовые позиции экономики Воронежской области.

Сформировать новую парадигму управления развитием областью.

Предложить новую систему приоритетных направлений развития области.

Уточнить индикаторы.

Разработать новую модель экономического роста Воронежской области, позволяющую минимизировать негативные факторы внешней и внутренней среды, оптимально вписывающуюся в общефедеральную экономическую модель роста.

Предложить систему механизмов реализации Стратегии.

Сформулированные задачи Проекта означают коренную переработку действующей Стратегии, в частности, изменение ее парадигмы, что неизбежно изменит все целевые показатели индикаторов развития. Конкретных рецептов и механизмов решений поставленных задач в Проекте не предложено. По существу в Проекте приведены развернутые доказательства недостижимости основных целевых показателей действующей Стратегии Воронежской области.

Алгоритм решения выбранных актуальных проблем развития области структурирован в проекте по следующим направлениям:

- переход от стимулирования инноваций к росту на их основе;

- укрепление рыночных институтов. Обеспечение стабильности условий собственности и развития конкуренции. Развитие малого и среднего бизнеса;

- управление государственной собственностью и приватизация;

- реформа бюджетного сектора в экономике;

- развитие финансово-банковского сектора;

- развитие транспортной системы;

- развитие связи и информации;

- рынок труда, миграционная политика, профессиональное образование;

- сокращение неравенства и преодоление бедности;

- здоровье и среда обитания;

- международная позиция области: экономические ориентиры.

По этим направлениям в Проекте приведены цели, меры и целевые показатели индикаторов к 2020 году. По ключевым направлениям: институтам, бюджетам, финансам, рынку труда, образованию и здоровью населения предложенные в Проекте меры и механизмы неэффективны и не затрагивают основных негативных факторов и причин, тормозящих процессы роста и развития.

В межбюджетных отношениях обойдена проблема острой бюджетной необеспеченности Воронежа (в 2010 году ему оставили лишь 22,8% налогов с его территории) при изобилии собираемых налогов с его территории, что делает ценность этого раздела даже не нулевой, а отрицательной.

Раздел рынка труда не содержит механизмов решения ключевых проблем области — снижения числа занятых в теневой экономике, снижения наркомании и пьянства молодежи, острой нехватки трудовых ресурсов в промышленности, нехватки квалифицированного менеджмента и элиты, креативного человеческого капитала.

В части финансирования образования и здравоохранения прогнозируются в 2020 году цифры в долях ВРП - 5,5; 5,2% в 2020 году, соответственно (в 2009г. было 4,5%; 4,7%), которые примерно вдвое ниже среднемировых и обрекают региональный человеческий капитал (ЧК) на дальнейшую ускоренную деградацию. Например, в 2010 году доля здравоохранения в России составляла 3,7% ВВП, а в среднем в мире, по данным ВОЗ — 8,7%, в США — 15,3%.

В Воронежской области в силу низкого ВРП на душу населения (примерно вдвое ниже среднероссийского) ситуация еще хуже.

На образование, здравоохранение и науку в России в совокупности приходится 8,1% ВВП, в Португалии, которую мы собираемся догонять — свыше 16%. Расходы на культуру в долях ВВП в РФ в 2-4 раза ниже, чем в развитых странах. В абсолютных цифрах положение с финансированием составляющих ЧК и, в частности, культуры — катастрофическое.

А самый ключевой раздел и лозунг Проекта «переход от стимулирования инноваций к росту на их основе» написан вилами по воде, о чем речь ниже.


Стратегический анализ Воронежской области


Результаты анализа сильных и слабых сторон Воронежской области повторяют результаты аналогичного анализа действующей Стратегии и «кулаковской» Стратегии. В качестве преимуществ области указаны высокие образовательный, трудовой, научный, инновационный, индустриальный, институциональный, банковский и сельскохозяйственный потенциалы. Слабые стороны — все то, что реально и уже сейчас значимо и проверено в течение 20 лет в экономике и в качестве жизни — низкие объемы и уровни инвестиций, инновационной результативности, производительности труда, официальных доходов населения, финансовой обеспеченности области и уровня кредитования экономики - и в то же время высокий уровень теневых доходов и доли занятого населения в неформальной экономике, учитываемой статистикой в ВРП.

Отмеченные сильные стороны Воронежской области частично носят виртуальный характер. В частности, отмеченная в Проекте якобы высокая креативность элиты, включая управленческую, и топ-менеджмента области на самом деле — низкая. И это недостаток области, а не ее конкурентное преимущество.

По развитию науки, особенно фундаментальной, область существенно уступает конкурентам (Ростову-на-Дону, Новосибирску, Томску, Калуге, Казани и другим, а теперь даже Белгороду и Тамбову, особенно в экономической науке). По инновационным показателям - быстро теряет свои позиции (по инновационному потенциалу область опустилась в рейтинге с 13 места на 16, доля инновационных предприятий снизилась с 20,1% в 2000 году до 8,6% в 2009 году).

Институциональная среда Воронежской области является не развитой и конкурентным преимуществом, а неэффективной средой и тормозом на пути развития экономики и бизнеса, включая малый бизнес. В качестве доказательства эффективности институциональной среды в проекте приведены данные по общему числу предприятий и организаций (3 место в ЦФО и 25 – в России) и малому бизнесу (3 место в ЦФО и 23 место – в РФ; 2009 г. – 139,8 тыс чел; - 3 место в ЦФО и 22 – в РФ).

Большое число неэффективных предприятий с изношенными основными фондами и в теневой экономике — слабость экономики, а не ее преимущество.

Малый бизнес в области состоит в основном из предприятий торговли и сферы услуг и является полутеневым (неуплаты налогов, низкие официальные зарплаты или их отсутствие, отсутствие социального пакета для продавцов в торговле и т.д.). Воронежской области необходим качественный и прозрачный малый и средний бизнес, исправно платящий налоги, а не прибежище для криминала и источник финансирования коррупции.

Пока в РФ и, соответственно, в Воронежской области институциональная среда, включая управленческую, бюджетную и налоговую системы, ориентирована на создание помех развитию городов — основных локомотивов развития - и удушение среднего класса, едва он становится на ноги. Институциональная среда с помощью своих главных инструментов - коррупции и «аффилированных» с коррупционерами и властью малых предприятий по оказанию услуг населению - препятствует повышению качества жизни, бизнеса и развитию экономики. Попробуйте, например, закрыть в Воронеже благополучную и без долгов фирму. За приличные деньги «аффилированная» с налоговиками и властью фирма сделает это за три дня, а сами вы будете маяться месяцами. То же происходит и с оформлением собственности на земельные участки.

В качестве сильной стороны региона в Проекте указано 3 место региона по численности в ЦФО. Однако упускается такой даже более значимый фактор как плотность населения. Именно высокая плотность населения позволяет: осуществлять инвестиционные проекты с положительным эффектом масштаба производства, сосредоточить на таких производствах более эффективных работников, создать современную социальную инфраструктуру, достичь более высоких показателей как в производстве, так и в благосостоянии. Между тем Воронежская область по показателю плотности населения занимает 7 место среди регионов ЦФО позади Московской, Тульской, Белгородской, Ивановской, Владимирской и Липецкой областей.

Конкурентным преимуществом области является агломерация вокруг Воронежа, но используется она пока неэффективно.

По отгруженной собственной промышленной продукции на душу населения Воронеж (около 50% промышленности области) занимает последнее 15 место среди крупнейших по численности городов и отгружает на душу населения вдвое меньше, чем в среднем по России. По экономическому потенциалу, рассчитанному по шести основным экономическим показателям, у Воронежа среди крупнейших городов РФ лишь 14 место.

Воронежская область по общему объему отгруженной продукции обрабатывающей промышленности собственного производства находится на 31 месте, а на душу населения - в нижней половине списка субъектов РФ.

Производительность труда в промышленности (тыс руб. отгруженной продукции, работ, услуг на 1 занятого) по видам экономической деятельности (обрабатывающая промышленность; производство и распределение электроэнергии, газа и воды) в 2008 году, по данным Проекта, была примерно вдвое ниже, чем в ЦФО, и 1,8 раза, чем в РФ.

Таким образом индустриальный потенциал области и Воронежа является конкурентным минусом, а не плюсом. Практически все основные фонды надо обновлять, а предприятия кардинально модернизировать или заменять на новые. И это означает, что в области отсутствует конкурентоспособная промышленность, ее надо создавать заново. И от этой проблемы не ускользнешь, в частности, в туризм, в торговлю или даже в АПК.

Корень отставания Воронежа и области в производстве собственной промышленной продукции — в изношенности основных фондов города и области (Воронежа — 49,6%, области - 46,1% в конце 2009 года), в низком качестве и нехватке трудовых ресурсов, в изношенности и низкой креативности накопленного человеческого капитала.

Трудовые ресурсы Воронежской области — низкого качества и в значительной степени заняты в теневой экономике (по данным Росстата, треть трудоспособных занята в неформальной экономике). Высока доля выбывшей из трудовой деятельности молодежи в возрасте 15-29 лет (наркоманы - 20-30%, привычно пьющие - до 30%, доля молодежи в числе осужденных в 2010 году - свыше 50%) и некому трудиться на рабочих местах и рабочими «лошадками» экономики — менеджерами низшего и среднего звена. Не лучше положение и с топ-менеджментом области. Он не соответствует требованиям конкурентоспособной рыночной экономики, стандартам и требованиям инновационной индустриальной экономики и, тем более, постиндустриальной экономики и технологическим укладам экономики знаний.

Прямым показателем неэффективности управленческой элиты области служит очень высокая доля теневой и неформальной экономики, высокая коррупция в регионе (по данным Росстата, Правительства РФ и независимых экспертов).

Другими словами, за небольшим количеством оных в число преимуществ в Проекте включены прямые недостатки Воронежской области, что помешало логическому и научно обоснованному «производству» объективных оценок, выводов и прогнозов в Проекте по решению ключевых проблем области и выбору оптимальных и объективных индикаторов контроля и оценки эффективности процессов развития.


Стратегические цели Проекта


В этом разделе Проекта выделены следующие пока неиспользованные конкурентные преимущества Воронежской области:

- выгодное экономико-географическое положение в Европейской части РФ: плодородные почвы и благоприятный климат, центр пересечения меридиальной и широтной транспортных магистралей;

- надежность энергетической системы;

- сложившиеся высокотехнологические промышленные производства;

- потенциал аграрного производства;

- конкурентоспособный образовательный и научно-инновационный потенциал;

- высокий потребительский потенциал.

В действительности к преимуществам области можно отнести аграрный (с натяжкой) и потребительский потенциал, повышенный за счет сравнительно высокой численности населения и сектора теневой экономики, который, однако, сводит на нет все другие конкурентные преимущества области.

Надежность энергетической системы определяется надежностью всей системы РФ, а она понижена только у окраинных регионов. НВАЭС является, с одной стороны, крупным налогоплательщиком, а с другой — главным экологическим риском Воронежской области, что является конкурентным недостатком области и негативно отражено в ее инвестиционном рейтинге.

Образовательный и научно-инновационный потенциалы области уже также не являются ее конкурентными преимуществами, а в области фундаментальной науки ими не были никогда. Образовательный потенциал Воронежа еще можно усилить, если повышать научный потенциал вузов, а не увлекаться чрезмерно пиаром. Научный вузовский потенциал всегда был самым слабым по сравнению с академическим и отраслевыми, а сейчас и вовсе сдал по причинам невостребованности, перегруженности преподавателей учебной работой и низкого финансирования. Преподаватели в вузах пишут статьи для отчетности, а не по велению души и призванию. Для серьезного занятия наукой и инновационной деятельностью у них не остается времени и сил. Настоящую науку делают в России сейчас «перельманы», а не преподаватели.

Сложившиеся высокотехнологические промышленные производства (особенно некоторые предприятия ОПК) в настоящее время — самая слабая сторона воронежской промышленности и экономики. Как с тем чемоданом без ручки — тяжело нести, но жалко бросить. Замкнутые и закрытые системы (именно к ним они относятся) со временем неизбежно деградируют, что и произошло за истекшие 20 лет. К тому же, к начальному этапу «ввода» рыночных отношений эти предприятия уже подошли с устаревшими фондами и технологиями (на конец 1997 года износ основных фондов машиностроения и металлообработки Воронежской обл. составил 56,2%, всей промышленности - 55,3). Как и физический капитал, их человеческий капитал износился и морально, и физически. Технологии и оборудование даже в лучшие времена были неконкурентоспособными (возможное исключение — КБХА, но, опять же, за счет сугубо затратных технологий и производств).

В настоящее время проще и дешевле создавать высокотехнологические производства с чистого листа, на базе нового креативного и качественного человеческого капитала. Но последний еще надо создавать, организовывать его приток и накопить. Поэтому инвесторы и не спешат инвестироваться в существующие в области предприятия.

В качестве девиза процессов развития области в Проекте приводится следующее:

«Идеологией управления развитием Воронежской области и достижения желаемого образа ее будущего может быть только Стратегия опережающего развития, опирающаяся на модернизацию диверсифицированной экономики, новое качество социальной сферы и формирование активной общественной среды».

Стратегия опережающего развития, тем более в варианте, изложенном в Проекте, не является единственно возможной, скорее является единственно невозможной на базе сложившихся в Воронежской области исходных и стартовых позиций и условий, на базе неэффективного накопленного ЧК.

Главные стратегические цели развития области в Проекте изложены так:

- модернизация (структурная, техническая, организационная) регионального индустриально-аграрного производственного комплекса;

- формирование единого и взаимоувязанного с сектором реальной экономики научно-образовательного и инновационно - технологического центра;

- формирование транспортно - логистического центра для решения общероссийских и внутриобластных задач;

- формирование финансово - управленческого центра;

- эффективное развитие туристско - рекреационного комплекса, опирающееся на историко-культурное наследие, природные ресурсы и потенциал социальной сферы области.

Модернизация промышленности и АПК области может быть осуществлена не на основе создания неких центров, а на базе изменения парадигмы развития Воронежской области в направлении роста инвестиций в развитие человеческого капитала, инфраструктуры и качества жизни населения. Образованные, воспитанные, жизнерадостные и здоровые люди при поддержке государства безусловно выстроят эффективную экономику и нормальную жизнь. В них и надо вкладывать в первую очередь государственные инвестиции, хотя этот процесс и не быстр, но зато надежен и эффективен. Все остальное — лишь маневры для реализации личных целей высших чиновников и обслуживающих их экономистов.

Модернизация промышленности и АПК области может быть осуществлена только на базе высококачественного ЧК и притока частных инвестиций в область. Для этого необходимо резко повысить бюджетные инвестиции в ЧК и в качество жизни населения, модернизировать в первую очередь инфраструктуру Воронежа, а не латать ее ежегодно. И повысить в целом инвестиционную привлекательность области и Воронежа на этой основе.


Индикаторы социально-экономического развития Воронежской области


Индикаторов социально-экономического развития Воронежской области предложено в Проекте чрезмерно много — 32 (в действующей Стратегии - 26). Некоторые из них вторичны или дублируют друг друга. Индикаторы необходимо разбить на основную группу (предлагаем табл. 1) и дополнительную для профессионалов, аналитиков и «контролеров». В первой группе нами предложено ограничиться 12-ю основными индикаторами (табл.1, цифры из Проекта).

Для ключевого показателя-индикатора — ВРП - необходимо в Проекте привести средний темп на прогнозный период роста до 2020 года в сопоставимых ценах относительно 2009 года, как это принято в международной и российской практике, а не рост ВРП (на душу населения в 3,2 раза) в текущих ценах.


Таблица 1. Индикаторы социально-экономического развития Воронежской области


Наименование индикаторов

2005

2009

2010

2014

2020

Примечания

1

Ожидаемая продолжительность жизни, лет

66,2

68,9

69,0

69,7

72,0


2

Соотношение среднедушевых доходов

к прожиточному минимуму, %

222,6

239,8

237,3

-

350

При уровне инфляции

не выше 10 %,

росте прожиточного

минимума в 5 раз

3

Численность населения с доходами

ниже прожиточного минимума, %

23,2

21,3

21,4

15,8

5,0

 

4

Уровень безработицы по методологии МОТ, %

7,5

8,6

8,2

6,5

5,0

 

5

Доля расходов на образование в ВРП, %

4,36

4,46

4,58

5,10

5,5

 

6

Доля расходов на здравоохранение в ВРП, %

4,7

4,7

4,5

4,89

5,2

 

7

ВРП на душу населения, тыс. руб.

57,5

126,7

140,1

302,5

405,4

2020 г. к 2009 г. 3,2 раза

8

Производительность труда

в промышленности, млн. руб./чел.

0,56

1,31

1,57

2,62

5,24

2020 г. - к 2009 г. 4 раза

9

Производительность труда в с/х, млн. руб./чел.

0,18

0,43

-

-

0,92


10

Доля инновационной продукции

в общем объеме выпуска промышленной продукции

нет данных

20,9

20

22

40

 

11

Доля промышленных предприятий,

осуществляющих технологические инновации

12,2

8,6

9,3

13,32

50

 

12

Выдано патентов на полезные модели

70

94

нет данных

-

282

2020 г. - к 2009 г. 3 раза


Возможности развития Воронежской области


В этом разделе в качестве драйверов роста и развития экономики Воронежской области в Проекте приведены следующие факторы.


1. Инвестиционный спрос на никелевые месторождения (был бы спрос — давно бы разрабатывали).

2. Усиливающаяся потребность в широкомасштабной модернизации материально-технической базы экономики России (в РФ, к сожалению, отсутствуют влиятельные и заинтересованные субъекты модернизации. Объективная потребность растет, а число субъектов модернизации снижается в связи с общей деградацией общества, государства и экономики).

3. Интеграция региона в национальное и мировое экономическое, научное и образовательное пространство.

4. Формирование и развитие в регионе инновационной системы (созданная система пока совершенно непродуктивна и ее надо модернизировать и создавать заново).

5. Участие предприятий региона в реализации федеральных и областных целевых программ, ориентированных на реформирование и инновационное обновление промышленного и аграрного производств.

6. Становление и развитие института государственно-частного партнерства (надуманное и даже демагогическое партнерство, поскольку государство обязано поддерживать и развивать бизнес по определению, это его важнейшая функция).

7. Существующий интерес национальных и иностранных инвесторов к отдельным видам экономической деятельности (на практике пока данный интерес незаметен и несущественен).

8. Рост спроса на образовательные услуги со стороны зарубежных потребителей (рост спроса со стороны слаборазвитых стран в силу его дешевизны снижает престиж российского и воронежского образования).

9. Выгоды от вхождения России в ВТО.

10. Конвертация доходов «ненаблюдаемой» экономики в открытые финансовые ресурсы.

Из выбранных в Проекте возможных драйверов потенциального роста и развития области в качестве, опять же, потенциально эффективных следует выделить пункты 4, 5 и 10, в том числе пункт по теневой экономике, представленного почему-то последним в перечне и несколько вычурно (а это, напомним — треть трудовых ресурсов области). Остальные пункты формальны, общи и не имеют конкурентных преимуществ по сравнению с регионами из первой 30-ки, да и с продвинутыми соседями.

В части теневой экономики нужна не «конвертация доходов «ненаблюдаемой» экономики в открытые финансовые ресурсы», а вывод трудовых ресурсов из теневой экономики в цивилизованную экономику, уплачивающую налоги.


Основные угрозы развитию Воронежской области


В качестве угроз развитию Воронежской области в Проекте справедливо перечислены:

1. Финансовая интервенция.

2. Усиление межрегиональной конкуренции на рынках рабочей силы, инвестиций, товаров и услуг.

3. Усиливающийся дефицит рабочих кадров.

4. Ожидаемое обострение конкуренции на традиционных для воронежских предприятий товарных рынках в связи со вступлением России в ВТО.

5. Рост конкуренции на национальном рынке образовательных услуг.

6. Сохранение угроз безопасности личности (возникающих, в том числе, на национально-расовой почве).

7. Развитие «ненаблюдаемой» экономики.

Все перечисленные угрозы давно уже не угрозы, а реально и масштабно действующие негативные и тормозящие развитие области факторы. В частности, Сбербанк (финансовая интервенция) в течение 20 лет перекачивает сбережения населения из Воронежской области (они наибольшие в ЦЧР) в Белгородскую и Липецкую области. И совершенно правильно поступает с точки зрения здравого смысла и законов рыночной экономики. Не инвестировать же средства в слабую экономику, в которой, по Росстату, треть трудовых ресурсов занята в неформальной экономике.

О дефиците и низком качестве трудовых ресурсов и воронежского менеджмента, о низкой этике труда и предпринимательства, низком качестве человеческого капитала, о потере областью своих позиций в образовании и науке, о высокой доле теневой экономики в регионе по сравнению с конкурентами, о плохом положении с личной безопасностью в связи с разгулом наркомании, пьянства, преступности, люмпенизации и дебилизации населения уже достаточно сказано выше и в наших публикациях в средствах массовой информации.

Высокая доля неформальной экономики — это вынужденный ответ населения на правовой нигилизм государства и на высокую коррупцию. И необходимо решать эту проблему путем создания новых производств, новых рабочих мест и подавления коррупции, поскольку на базе высокой коррупции и существует теневая экономика.


Переход от стимулирования инноваций к росту на их основе


В отношении инноваций ситуацию в стране можно с формулировать кратко так: культура, мораль, оптимизм, инновационность - ниже плинтуса; государство имитирует инновационную деятельность; бизнес не желает инноваций, образование и наука не способны их производить, наука состарилась и немощна, производства не готовы к инновациям и наполовину и более износились, общество безразлично, отставание от других стран критично.
В Воронежской области (в Воронеже) ситуация хуже, чем у конкурентов — Томске, Новосибирске, Нижнем Новгороде, Калуге, Ростове-на-Дону, Казани, Самаре и других инновационных мегаполисах и городах. Число инновационных предприятий снизилось с 2000 года более, чем вдвое. Патентов на полезные модели мало, а патенты на изобретения выдаются сейчас на что попало и никого не интересуют, тем более разборчивых бизнес-ангелов.
В Проекте верно отмечено, что инновационная политика должна быть системной и многоуровневой. Но это невозможно реализовать в отдельно взятом регионе при несистемном и ручном управлении страной.
В настоящее время, по данным Счетных региональной и федеральной палат, Росстата и выступлений Президента РФ, инновационная система страны (и регионов) работает вхолостую. Создана она на остатках бывших КБ и отраслевых НИИ, соответственно неэффективна и не имеет перспектив развития при тех специалистах и технологиях, которые ее заполнили.

И в актуализированных, и в инновационных стратегиях РФ и регионов ключевым индикатором их качества является распределение, а точнее, перераспределение инвестиций в долях ВВП, бюджета или в абсолютных цифрах между человеческим капиталом (культура, образование, здравоохранение, наука, безопасность населения, подготовка элиты, доступность и качество информации и др.), государством (затраты на госуправление, силовые структуры, пиарные мегапроекты) и институциональными реформами, включая проблемы личной безопасности, бизнеса, верховенства законов, инновационную систему и др.

Инновационная политика Воронежской области должна, согласно Проекта, быть системной и включать сочетание «имитационной» («догоняющего развития») и инновационной («опережающего развития») стратегий; широкое вовлечение в инновационный процесс бизнеса и некоммерческих организаций; устранение фрагментации инновационной системы; развитие сетевой кооперации в инновационной сфере; повышение экономической эффективности инновационной деятельности; извлечение дополнительной инновационной ренты; ориентацию на развитие социальных инноваций, формирование инновационного мировоззрения и пр.

Все это было бы хорошо и даже замечательно при наличии эффективной промышленности, инноваторов, бизнес-ангелов, их конкуренции и соответствующего отбора эффективных инноваций и отбраковки ложных; при наличии спроса на инновации со стороны бизнеса и предложения инноваций со стороны науки; благоприятной для инновационной деятельности среды и государственных институтов; при наличии эффективной инновационной федеральной и региональной систем. К сожалению, ничего из этого взаимосвязанного набора пока в Воронежской области и РФ не создано и не существует в реальности. Зато в наличии полный набор имитаторов и ложных инноваций, а также сопровождающих и опекающих их чиновников.

Ключевые меры реализации инновационной политики в Воронежской области, опять же, включают лишь азбуку инновационной деятельности - стандартные пожелания: повышение конкурентоспособности инноваций, увеличение удельного веса «прорывных» разработок, доли инноваций двойного (оборонного и гражданского) назначения в ОПК, стимулирование, расширение и развитие новых организационных форм инновационной деятельности, развитие инфраструктуры вузов и научных учреждений, подготовку профессиональных кадров в инновационной сфере и т.д.

Все это уже содержали и содержат Концепция, программы развития РФ и Воронежской области, принятые еще при губернаторе Владимире Кулакове, содержит действующая Стратегия и вот еще раз то же самое предлагается для обсуждения в Проекте актуализируемой Стратегии. Избитые, но не приживающиеся на воронежской земле в условиях конкретных воронежских реалий научные истины и требования к инновационной деятельности.

Основные ожидаемые результаты в Проекте (2020 год к 2009 году) примерно те же, что и в действующей Стратегии Воронежской области:

- рост числа используемых передовых технологий – в 2 раза;

- увеличение доли инновационно-активных предприятий в общем количестве предприятий промышленности – более чем в 5 раз.

Многократное повторение одних и тех же мер, слов и цифр во всех принятых областью документах развития и невыполнение поставленных целей и задач, а также наблюдаемый на практике регресс в инновационной деятельности в Воронежской области (как и в России) означает имитацию стратегического планирования на федеральном, региональном и городском уровнях. В частности, главным недостатком отчета мэрии Воронежа за 2010 года КСП Воронежа посчитало игнорирование бюджетом Стратегии развития города, подготовленной теми же разработчиками.


Укрепление рыночных институтов


Перечень основных задач модернизации институциональной среды области носит привычно-формальный характер, не подкреплен какими-либо финансовыми оценками и основой, которые присутствуют в аналогичных федеральных документах:

- рационализация отношений владения, пользования и распоряжения объектами собственности;

- совершенствование экономических и институциональных основ развития отношений собственности на землю, эффективное развитие регионального рынка земли;

- совершенствование правоприменительной практики в пользу субъектов интеллектуальной собственности;

- создание экономических и институциональных условий для развития конкуренции.

Конкурентоспособность экономики Воронежской области предлагается в Проекте повышать на том же учебно-формальном уровне следующими мерами и решениями: формирование конкурентоспособных кластеров; создание условий для модернизации материально-технической базы отраслей экономики; совершенствование на территории области инфраструктуры поддержки развития бизнеса; стимулирование экспорта продукции; содействие развитию эффективной транспортной инфраструктуры; создание условий для развития внутреннего и въездного туризма; активизация коммерциализации научных разработок; содействие обеспечению экономики профессиональными кадрами.


Рост производительности труда


По данным Проекта, в Воронежской области производительность труда в 2,3 раза ниже средней по России. Причины: обеспеченность основными фондами (ОФ) на 40% ниже, чем в среднем по России, эффективность их использования – на 27% ниже, износ составляет 46,1%.

В соответствии с действующей Стратегией развития области рост производительности труда и должен обеспечить целевой рост ВРП и вхождение области в число 15 лидеров по объему ВРП на душу населения. Рост производительности труда в промышленности должен составить в 2020 году в 4 раза; рост производительности труда – в 3 раза по сравнению с 2009г.

В Проекте на основе анализа делается вывод, что подобный рост производительности труда в промышленности недостижим, а рост производительности труда по ВРП, в принципе, мог бы быть обеспечен опережающим ростом производительности на транспорте и связи, но в этом виде деятельности максимален износ ОФ (59,9% при доле в общем объеме основных фондов 37,8%), что делает рывок по производительности труда в этом виде маловероятным. К тому же, доля этого вида в ВРП и обороте недостаточна, чтобы перекрыть отставание в промышленности и других видах экономической деятельности.

В целом недостижимость целевой производительности труда и вообще высоких темпов ее роста определяется согласно Проекта высокой изношенностью ОФ, неясными перспективами вклада в рост экономики инноваций, низкой эффективностью менеджмента и неудовлетворительным качеством трудовых ресурсов.


Рост ВРП Воронежской области и РФ


В качестве базового обсуждаемого итога в Проект перенесена из действующей Стратегии задача вхождения в число 15 ведущих регионов по ВРП на душу населения. Для этого, согласно действующей Стратегии, необходимы ежегодные темпы роста ВРП 12,7%.

В Проекте показано, что эти темпы недостижимы, что, впрочем, уже давно очевидно и обсуждалось еще год назад.

Средний индекс роста ВВП России за последние 10 лет (2001-2010гг.) составляет 104,9%, средний воронежский индекс ВРП за последние 9 лет — 105% (2001-09гг.). Средний ИПП Воронежской области за 10 лет - 104,5% (средний ИПП России за 10 лет еще ниже — 104,1%). В 2010 году соответствующие показатели ИПП были у Воронежской области — 104,5%, у РФ - 108,2%; в первой половине 2011 года — 100,9 и 105,3% (РФ).

Тренд роста ВРП области близок к тренду роста ВВП РФ. На ближайшие 4 года (2011-2014гг.) Минэкономразвития прогнозирует средний темп роста ВВП около 4%. Соответственно, средний ежегодный рост ВРП Воронежской области будет согласно тренда составлять 4-5%. По нашим оценкам, будут и провалы в 2011-2012 из-за снижения производства электроэнергии. Причем существенный вклад в прирост ВРП вносит неформальный сектор экономики, учитываемый Росстатом. И у области отсутствуют значимые резервы для увеличения темпов роста ВРП, что, впрочем, доказывает и анализируемый Проект, действующая Стратегия, статистика за 2010-2011 годы и прошлые 10 лет.

В качестве негативных факторов, препятствующих росту ВРП, в Проекте выделены низкий темп роста ВРП за предыдущие годы, о чем шла речь выше; недостаточный приток частных инвестиций в основной капитал; невысокая инвестиционная привлекательность области для частных стратегических инвесторов; снижение вклада в ВРП промышленности; низкий уровень производственной базы, необходимой для проведения модернизации и невысокий уровень человеческого капитала по причине низких в него инвестиций.

В Проекте прописано:

«Модернизация экономики региона потребует профессионалов более высокой квалификации, способных освоить современное оборудование и технологии, однако в настоящее время Воронежская область не в состоянии в достаточных объемах финансировать в человеческий капитал, что непосредственно сказывается на его качестве. Так, доля расходов на образование из консолидированного бюджета области снизилась с 24,1% в 2004 году до 21,9% в 2009 году, на здравоохранение – с 22,7% до 13,8%, на культуру – с 3,0% до 2,6% (а в 2006 г. доля составляла 3,7%)».

Прогноз Всемирного банка (ВБ) по экономике России: в 2011 году прогноз темпа роста ВВП снижен с 4,4 до 4.0%; прогноз на 2012 год снижен с 4,0 до 3,8%. Это и есть реальные и достижимые темпы роста ВРП и для Воронежской области. По оценкам ВБ, в 2011г. цена на нефть составит 103 долл/барр., в 2012г. - 94,7 долл., в 2013г. снизится до 88,5 долл/барр. По оценкам МЭП, темп роста ВВП РФ в 2011-2014 годах, в том числе в связи со снижением цен на нефть, продолжит свое снижение на уровнях ниже 4%.

Таковы внешние негативные факторы и прогнозы для процессов роста ВРП Воронежской области.

Выводы и предложения


Главным итогом Проекта стал анализ и выводы, доказывающие недостижимость основных целевых индикаторов действующей Стратегии, однако новых — достижимых целевых индикаторов на период до 2020 года на базе имеющихся и потенциальных воронежских ресурсов и реалий - предложено не было. Отсутствуют в Проекте также новые подходы, новые модели роста и развития области, заявленные во введении. Проект представляет собой упрощенную и сравнительно небольшую по объему компиляцию действующей Стратегии развития Воронежской области до 2020 года.

Поставленные цели и задачи актуализации действующей Стратегии в Проекте не решены. Основные индикаторы развития (рост ВРП, производительности труда, повышение качества жизни и др.) стали еще более недостижимыми по причине кризиса. Спрашивается, зачем нужны подобные Стратегия развития, в основе которой заложены недостижимые цифровые показатели, и новый Проект, не актуализирующий и исправляющий ее недостатки и просчеты, а лишь констатирующий их? Если авторы и руководители Проекта хотели доказать свой более высокий профессионализм по сравнению с разработчиками действующей Стратегии, то этого у них не получилось.

Увеличение количества индикаторов в Проекте до 32 (есть повторы и вторичные индикаторы) лишь усложняет процессы анализа и контроля выполнения Стратегии и не имеет смысла. Предлагаем уменьшить число главных индикаторов до 12, а остальные передвинуть во второй ряд в качестве вспомогательных.

В Проекте недостаточное внимание уделено приоритетности повышения качества и развития человеческого капитала в части опережающего роста инвестиций в него. В то же время в Проекте отмечены низкое качество регионального ЧК и недостаточные объемы инвестиций в него. В Проекте приведены целевые индикаторы по повышению доли образования в ВРП с 4,6% в 2010 году до 5,5% в 2020 году, доли здравоохранения - с 4,5% до 5,2%, что примерно вдвое ниже средних мировых уровней. В итоге по поводу расходов на образование и здравоохранение в Проекте сделаны следующие выводы:

«При сохранении складывающейся тенденции целевое значение показателя к 2020 году не может быть достигнуто, более того, доля расходов на образование даже по оптимальным предположениям может составить меньше, чем в 2009 году».

«При сохранении складывающейся тенденции достижимость целевого значения показателя к 2020 году вызывает сомнения, более того, доля расходов на здравоохранение даже по оптимальным предположениям может остаться на уровне 2009 года».

Предлагаем повысить прогнозную долю образования и здравоохранения в ВРП до международных стандартов, то есть увеличить вдвое относительно прогнозных показателей Проекта к концу 2015 года, а не 2020 года, а долю инвестиций в культуру в ВРП - в 4-5 раз, поскольку она просто мизерна в настоящее время — в 5-7 раз ниже в долях ВРП, чем в развитых странах.

И это отнюдь не популизм, поскольку ЧК является главным интенсивным фактором развития современной экономики, а его ведущие составляющие - культура, образование, здоровье, наука и качество жизни - определяют его собственную производительность и качество, а также среднюю производительность труда в экономике.

В разделе по состоянию институциональной среды не показан действительный уровень либерализации экономики и что требуется для области в этой части развития.

В разделе о научном и инновационном потенциале области в Проекте отмечено, что по числу исследователей регион занимает 12 место в России, а по числу патентов – 24 место. То есть это мнимое преимущество: в регионе эффективность труда исследователей в 2 раза ниже, чем в среднем по России. К сожалению, и число инновационных предприятий в области снизилось вдвое с 2000 года.

В проекте отсутствуют механизмы и технологии решения проблемы острой нехватки трудовых ресурсов и повышения их качества. Предлагаем, в частности, разработать новую программу противодействия наркоманизации молодежи, в разы увеличив ее финансирование и эффективность. В 2010 году число официально зарегистрированных наркоманов в Воронежской области выросло на 18%. Не рассмотрена в Проекте и проблема люмпинизации населения, которая поднята в федеральной актуализируемой Стратегии-2020.

В Проекте проигнорирована проблема острой бюджетной недостаточности Воронежа и падения его инвестиционной привлекательности по этой причине, низкого качества его инфраструктуры. Предлагаем внести в Проект цифровые показатели увеличения (восстановления) доли налогов бюджета Воронежа, собираемых с его территории, с 22,8% в 2010 году до 50% в 2012-15 годах (эта доля и была до реформ бюджетной системы в начале века).

Одна из основных целей и задач Проекта - «разработать новую модель экономического роста Воронежской области, позволяющую минимизировать негативные факторы внешней и внутренней среды, оптимально вписывающуюся в общефедеральную экономическую модель роста» - не решена. Если в докладе правительственных экспертов по новой Стратегии РФ до 2020 года в качестве главного приоритета развития выбран человеческий капитал, то в проекте Стратегии Воронежской области о нем сказано мимоходом и противоречиво — в начале Проекта он обозначен конкурентным преимуществом области, а в конце Проекта — одним из основных «тормозов» роста ВРП.

Анализ существующего запаса основных производственных фондов и их выбытия, динамики ВРП показывает, что отдача от основного капитала носит отрицательный характер, запасы основных фондов намного выше их оптимальной величины, требуется их массовое списание по причине их физического и морального старения. Сегодня состояние основных фондов подобно огромному стаду яловых коров, от которых никогда не будет молока.

Положение Проекта о том, что Воронежская область – это крупный инфраструктурный центр с плюсом в виде диверсифицированной экономики, следовало бы скорректировать в сторону минуса. Низкий масштаб производства и незначительность доли разных обрабатывающих производств, за исключением пищевой и химической промышленности, делают эти мелкие по масштабам страны предприятия непритягательными для инвестиций. Отсюда высокие издержки, несовременные технологии и неконкурентоспособность продукции. Области нужны крупные и конкурентоспособные компании (центры кластеров) на уровнях ЦЧР, ЦФО, РФ и на международном уровне.

Следует отметить недостаточность используемого методологического подхода, в частности в анализе состояния основных производственных фондов и их роли в осуществлении рассматриваемой стратегии развития Воронежской области.

В части формирования транспортно-логистического центра для решения общероссийских и внутриобластных задач в регионе действительными транспортными преимуществами обладают крупные железнодорожные и автомобильные узлы. Этим требованиям отвечают Лиски, Поворино, Россошь.

В Проекте лишь затронута проблема очень большого сектора неформальной и теневой экономики в области, а предложенная некая финансовая их «конвертация» вызывает только недоумение и вопросы. Между тем, теневая экономика области, наряду с деградацией человеческого капитала и промышленности, относится к числу ключевых проблем региона, тормозящих его развитие и выключающей более трети населения из цивилизованной и эффективной трудовой деятельности. Теневая экономика развращает население, усиливает его правовой нигилизм, питает коррупцию и криминал.

В анализе рынка труда Проекта утверждается, что уровень зарегистрированной безработицы в 1,7% делает необходимым поиск решений по повышению занятости. Но эта незначительная цифра на фоне более 30% занятых в неформальной экономике - прямой индикатор массы неэффективных рабочих мест, как в светлой, так и в теневой экономиках. Отсюда нет производительности, доходов, налогов и благосостояния.

В Проекте Стратегии отсутствуют стоимостные оценки достижений основных целей и целевых индикаторов, как это сделано, например, в августовском докладе правительственных экспертов по Стратегии-2020 РФ и в сентябрьском проекте стратегии «Инновационная Россия». Поэтому под Проектом отсутствует финансовый фундамент, и документ представляет из себя набор благостных пожеланий, недостижимых целей и нерешаемых задач.

Представленный для публичного обсуждения Проект затруднительно считать научно-обоснованным проектом актуализированной Стратегии развития Воронежской области до 2020 года, поскольку в его аналитические разделы, материалы и подходы заложены недостижимые по мнению самих разработчиков цифровые показатели главных индикаторов, а реально-достижимые и научно-обоснованные целевые показатели в Проекте отсутствуют.

Социокультурные проблемы Воронежской области, ее культурные и морально-нравственные проблемы были по существу почти не затронуты в Проекте, что говорит о непонимании существа главных проблем современного развития региона и РФ руководителями Проекта. Отсюда и проистекает крайне недостаточное внимание к проблеме финансирования в области культуры и системы воспитания.

Наш эмигрировавший в США знаменитый земляк Саймон (Семен) Кузнец (лауреат Нобелевской премии по экономике 1971 года за фундаментальные исследования процессов развития) определил главными драйверами перехода к следующему технологическому укладу экономики высокие уровни накопленного человеческого капитала и физического капитала — тех самых напрочь изношенных российских и воронежских основных фондов экономики, инфраструктуры, человеческого капитала. Без этого происходят лишь фальц-старты, как это уже неоднократно случалось с Россией и Воронежской областью.

В рейтинге конкурентоспособности 2011 года Всемирного экономического форума Россия заняла 66 место из 142, опустившись на 3 строки вниз. В рейтингах по коррупции и экономической свободе РФ находится в конце списков. Низкая страновая конкурентоспособность продуцирует и низкую конкурентоспособность субъектов РФ, включая Воронежскую область. Сколько ни тверди, халва слаще во рту не станет. Главный фактор низкой конкурентоспособности — низкое качество институтов, выражающееся в правовом нигилизме государства, а за ним и населения, в низкой эффективности рынков труда (трудовых ресурсов), конкуренции, защищенности частной собственности. А это - главные показатели и индикаторы рыночной экономики как таковой. Миновало 20 лет, а в стране по-прежнему жалкое подобие рыночных институтов и экономики. И модернизацию необходимо начинать с модернизации институтов и национального человеческого капитала, не забывая в первую очередь о культуре и о морали и нравственности, опустившихся ниже плинтуса.

Сформулированные цели и задачи Проекта, в том числе изменение парадигмы управления регионом, предваряли коренную переработку действующей Стратегии, ее приземление на воронежских черноземах, районах и городах. Но конкретных рецептов, технологий, механизмов и целевых показателей достижения целей, решения поставленных задач и проблем в Проекте не предложено. По существу в Проекте приведены в основном развернутые доказательства недостижимости основных целевых показателей действующей Стратегии Воронежской области. Но этого, конечно же, недостаточно для главного стратегического документа развития Воронежской области до 2020 года.

Не хотелось бы, чтобы 390 озвученных экспертов, «приписанных» властями и руководителями Проекта к процессу актуализации Стратегии, послужили в дискуссии фиговым листом, прикрывающим низкое качество Проекта, его компиляционность, ограниченность и незавершенность. Все это происходило и происходит в худших советских традициях на тему «одобрямс». Писали Проект от силы 5-6 человек, да и то на скорую руку.

Необходимо учиться и учиться хотя бы на положительных российских примерах, одним из которых является Калужская область. В этой области не писали и многократно не переписывали бесплодные стратегии, причем за приличные деньги, а создали привлекательный инвестиционный климат и поток инвестиций в регион, увеличив промышленное производство за 10 лет втрое (средний ИПП за 10 лет - 113,6%). Аналогичная ситуация и у соседей — в Белгородской области.

Яндекс цитирования