Обучение

Learning

Образование

Education

Исследования

Research

Комментарии

Commentaries

e-mail: info@lerc.ru
блог: lerc.livejournal.com

Статьи, книги, аналитика

Разное

17.01.2018

Юрий Корчагин

Мое абашевское детство

19.12.2017

Юрий Корчагин

Томск, студенческие годы Овеянный ветром, город студентов, юности нашей друг

10.12.2017

Ю.А. Корчагин

Работа и жизнь в Воронеже

06.10.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг бывших советских республик по счастью

23.09.2017

Елена Корчагина

Способы конституирования национально-государственной идентичности в современном обществе

05.06.2017

Андрей Золотухин

Создатели воронежской Политгазеты.рф замораживают проект и говорят «спасибо» друг другу и некоторым официальным лицам.

27.12.2016

Юрий Корчагин

Часть населения России нуждается в дешевой водке

07.08.2016

Юрий Корчагин

Нужны ли унижающие нас олимпиады?

26.06.2016

Корчагин Ю.А.

Российский национальный человеческий кпитал

15.04.2016

Юрий Корчагин

Несгибаемые авторитаризм с патернализмом

10.04.2016

Юрий Корчагин

Кто виноват? И что делать?

30.12.2015

Юрий Корчагин

Мои афоризмы к Новому Году

05.10.2014

Юрий Корчагин.

Прикупили и придушили

19.09.2014

Юрий Корчагин.

Горожане России в оппозиции действующей власти

09.07.2014

Юрий Корчагин.

Футбольный нокаут

24.12.2013

Евгений Гонтмахер.

Подавляющее большинство

23.12.2012

Михаил Прохоров.

Михаил ПРОХОРОВ: Я хочу жить в кайф

06.12.2012

Комитет гражданских инициатив.

Власть и наши общие риски

Юрий Корчагин

22.11.2011

Юрий Корчагин.

Средний класс в Воронежской области и России: настоящее и будущее

Ю.А. Корчагин10.12.2017

Работа и жизнь в Воронеже

 

Переезд в Воронеж


voronez.jpg

Город Воронеж

 

В какой-то степени интуитивно, в какой-то степени обдуманно я решил переехать на постоянное жительство в город с лучшим климатом, покинув Сибирь навсегда. Выбор будущего места жительства был связан в первую очередь с подходящей работой в научно-исследовательской организации, желательно без кардинальной смены тематики.

Устроиться на работу у меня была возможность в Воронеже, Москве и Московской области (наибольший выбор организаций) и в Ленинграде. Со всеми возможными организациями будущей работы сотрудничал много лет и имел в них хорошо знающих меня коллег, включая руководителей.

Выбрал Воронеж по лучшему климату и ведущей в СССР организации по моей научной тематике - ВНИИС. К тому же, Воронежская область - родина моих предков по материнской линии. В начале 1920-х годов, в лютый голод мама, ее братья и дед переехали поездом в Прокопьевск, а затем в Новокузнецк. Моя бабушка и младшая грудная сестра мамы умерли в дороге от голода. До революции они были государственными крестьянами.

В Кузбассе мои дяди работали на шахтах, за исключением дяди Василия, среднего брата мамы. Моя мама, тоже шахтерка, вышла на пенсию в 45 лет с большим подземным стажем. Дядя Василий всю жизнь проработал машинистом паровоза, заработав звание заслуженного машиниста, а также множество трудовых и военных наград. Во время войны он водил поезда для нужд фронта.

Дед Сергей и дядя Иван погибли в шахте. Тогда случаи гибели шахтеров были частыми. Немного было потомственных шахтерских семей без погибших в шахте. Техника безопасности в шахтах поддерживалась не на должном уровне из-за низкой вероятности прогнозирования взрывоопасных выбросов газа метана из полостей на пути проходки штреков и лав. А шахты Кузбасса сплошь сверх категорийные, то есть особо взрывоопасные.

При добыче сравнительно дешевого кузбасского угля выделяется много газа метана, который в смеси с угольной пылью очень взрывоопасен.

Переехал я, пока один, в Воронеж в апреле 1987 года. Полгода прожил в отдельной комнате общежития ВНИИС. За это время мы совершили тройной обмен нашей новой 4-х комнатной квартиры в академгородке Красноярска через 2-х комнатную квартиру в Кисловодске на двух комнатную квартиру в Воронеже на ул. Богдана Хмельницкого.

Было нас уже четверо, прибавилась в семье дочь Анна.

Квартиры в Воронеже в то время были большим дефицитом, в чем мы убедились на своем личном опыте. Вероятно, мало строили в Воронеже жилья, климат считался хорошим, преступность в городе и области была низкой по сравнению с другими регионами, а работы - в избытке.

Проще, как выяснилось потом, было обменять нашу квартиру даже на 3-х комнатную квартиру в Москве. В Воронеж стремились переехать люди, заработавшие немалые деньги на Севере. Да и пенсионеров в Воронеже проживало тогда и проживает сейчас больше, чем во многих других городах. Отсюда и острая нехватка приличного жилья в советское время.

Центр Воронежа тогда был чистым и опрятным, как и сейчас. А окраины были и остались сейчас с разбитым асфальтом на дорогах или совсем без него.

В окраинной инфраструктуре Воронежа и дорогах мало что изменилось к лучшему с советских времен. И это немудрено. В советское время Воронежу и другим городам оставляли 40-50% от собираемых налогов с их территорий, а сейчас в районе 10% и даже меньше.

Время идет, а провинциальные города РФ обустраиваются крайне медленно и их сравнение с китайскими городами, с их великолепной инфраструктурой и дорогами, далеко не в пользу российских городов.

 

Старица речки Усманка в Воронеже, в Боровом, напротив нашего дома.

usmanka st..jpg

Ссылки по бюджету и инфрастуктуре Воронежа:

Бюджетная необеспеченность российских городов усиливается

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=7&page=14

Бюджетный упадок городов продолжается в 2016-2017 годах

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=7&page=17

Константин Ашифин о строительстве метро в Воронеже: «В чудеса и сказки я не верю»

http://4pera.ru/news/tribune/konstantin_ashifin_o_stroitelstve_metro_v_voronezhe_v_chudesa_i_skazki_ya_ne_veryu/

 

 

Воронежский научно-исследовательский институт связи

(ВНИИС)

 

ВНИИС был головным институтом по вопросам и проблемам радиосвязи, над которыми мы работали в Красноярске. За время работы на конкурентных началах у меня сложились хорошие деловые отношения со специалистами моего профиля. Поэтому проблем при переходе во ВНИИС согласованным переводом не возникло.

Пришел я на должность руководителя сектора радиофизики. Еще в Красноярске меня предупреждали некоторые коллеги, что влиться и вжиться в сложившийся коллектив мне будет сложно. Так и получилось.

В то время разнообразные государственные институты были своеобразными и очень удобными местами продолжения «службы» военных отставников, бывших работников ФСБ и т. д. А также местом работы родственников и близких им людей высоких чиновников и руководителей, совсем мало полезных в разработках и научных исследованиях (НИОКР).

При государственном финансировании разработок военного назначения средств хватало с избытком, свободных ставок тоже. Поэтому заполняли их различные люди, порой имеющие отдаленное отношение к науке и НИОКР.

Все они были надежно защищены своими высокими связями.

В Сибири подобных излишеств и неудобств с кадрами было поменьше. Хотя мне тоже приходилось принимать временно на работу по просьбе начальства людей, не пригодных к эффективной работе. Но эти случаи были редки.

ВНИИС был головным предприятием, через договора с которым финансировались организации по всей стране, включая сибирские.

Подобных организаций в Воронеже было несколько, еще большее количество их было сосредоточено в Москве, Ленинграде и в Московской области.

Такая система финансирования науки, включая организации Военно-промышленного комплекса (ВПК), в целом с трудом, но выполняла до поры до времени текущие задачи, но была неэффективной и чрезвычайно затратной.

Значительные затраты на ВПК надорвали экономику СССР, снижали эффективность производств, выпускающих мирную продукцию. И снижали конкурентоспособность и эффективность промышленности в условиях острой конкуренции и локальных войн с развитыми странами Запада.

Конкуренция в экономике и промышленности была слаба, не эффективна, а без нее огромные затраты на НИОКР уходили с низкой отдачей. Полезный выход потребительских товаров из предприятий ВПК был, но он не соответствовал астрономическим затратам на содержание ВПК.

Мирной продукции ВПК производил очень мало, с низкой производительностью труда и низкого качества, поэтому генерируемая ВПК неэффективность экономики обрекала СССР на поражение в глобальном экономическом соревновании с развитыми странами мира, включая США.

ВНИИС мне навсегда запомнился одним неблагоприятным событием. Один из зав.секторов обратился ко мне с просьбой написать на листе бумаги техническое задание по теме, в которой участвовал и я. Такие ТЗ были секретными и я отказался. Но в итоге он упросил меня. Я написал ему на одном листе бумаги ТЗ. Он свозил его в Ленинград, заключил крупный договор по НИР, а по приезду сдал мой листок туда, куда ему было надо.

В итоге я получил строгий выговор за это ТЗ, что определило мое дальнейшее отношение к ВНИИС.

Зав.сектором этот таким образом отомстил мне за прошлый эпизод наших рабочих отношений. Дело было так. Начальник отделения вызвал меня к себе и попросил съездить на один из дальних полигонов, чтобы уладить там крайне негативную ситуацию с экспериментальными работами. Полигон этот я хорошо знал еще по Красноярску и моя попытка отказаться не удалась.

Приехав на полигон, я увидел следующую картину. Сотрудники сидят без заданий и работы, а этот зав.сектора пьет с местным руководящим работником водку уже несколько дней.

Сотрудники уже измаялись без работы, пьяниц среди них не оказалось, и они выражали резкое недовольство сложившейся ситуацией. Всем хотелось поскорее уехать домой, а не сидеть на полигоне без дела.

Зав.сектора я отстранил временно от работы. Занял измерениями и другой экспериментальной деятельностью людей, поучаствовал в экспериментах и уехал обратно в Воронеж. Ну, а он отплатил мне сдачей того злополучного ТЗ.

В Красноярске подобного не могло произойти в принципе. Один из сильно пьющих еще со студентов моих однокашников на секретном полигоне потерял секретные документы, и ему это все сравнительно легко обошлось, поскольку негативных последствий никаких не было. Документы потом нашлись. И дело замяли, хотя грозила уголовная статья.

Однокашника моего это чрезвычайное событие мало чему научило, и в итоге, во время очередного запоя он куда-то пропал навсегда.

Ситуация с ТЗ меня весьма огорчила даже не единственным выговором в моей жизни (без занесения в трудовую книжку), а моральной обстановкой, в которой могли происходить такие вещи.

Этот зав.сектора стал нерукопожатным для меня, его в упор не видел. И как только появилась возможность для полностью самостоятельной трудовой деятельности, я ушел из ВНИИСа. Ушел спокойно и дружелюбно, что позволило в дальнейшем поддерживать хорошие отношения с руководством института и коллегами.

Во ВНИИСе, как и во всех подобных отраслевых институтах, в отличие от академических, значимую роль играла партийная организация. Все руководители, включая зав.секторов, обязаны были поочередно проводить политинформации. Представляли они собой публичную поддержку какого-либо очередного решения Политбюро или ЦК КПСС.

Коммунистом я никогда не был, да и сравнительную эффективность, точнее, неэффективность советской системы знал, но отказаться от проведения политинформации фактически не имел возможности, поскольку поимел бы тогда конфликты с руководителями института, которые вынужденно строго блюли партийную дисциплину и просто дисциплину среди руководителей среднего и низшего звена.

Я выбрал в то время почти запретную тему о Сталине. Перестройка еще не началась, только появился ее отдаленный легкий, долгожданный и приятный советскому обществу «запах».

О Сталине у меня еще с Красноярска скопилось много диссидентской литературы. Она в рукописях ходила в академической среде. И я использовал ее для подготовки доклада. Доклад прошел при полной тишине, почти без вопросов в его конце. Задал вопрос лишь бывший сотрудник КГБ, отвечающий в отделе за секретность. Спросил, где я взял источники для доклада. Ответил ему, что в разных библиотеках. Он усмехнулся и спросил, пользовался ли я запрещенной литературой. Ответил, что нет.

После доклада еще в коридоре услышал бурные обсуждения его в курилке мужского туалета. При моем появлении все дружно смолкли.

Побеседовал со мной по поручению партбюро начальник отдела, но осторожно и без упреков. Человек он был воспитанный, грамотный и продвинутый.

Через день поговорил со мной и тот самый бывший сотрудник КГБ. Неприятную часть беседы со мной начальник отдела поручил ему. Но угроз не было, был только призыв к сдержанности в оценках великого, по его мнению, Сталина.

А на следующий день вышел очередной номер журнала «Огонек» с разоблачениями преступлений Сталина. И о каком-то наказании речь в дальнейшем даже не шла. Сотрудники начали обсуждать со мной доклад и свои замечания и вопросы по нему. Моя любовь к истории и политике с детства, постоянное чтение газет и журналов (любимый тогда журнал - «Новое Время») тоже с детства помогли мне отвечать на эти вопросы.

Подшивку газет и журнал «Новое Время» я постоянно читал в шахтовой библиотеке, а потом в библиотеках и читальных залах техникума и университета. Подшивки газет тогда имелись во всех общежитиях и на всех предприятиях.

Так лично для меня началась горбачевская перестройка.

 

Докторская диссертация

tesla.jpg

Никола ТЕСЛА

Докторская диссертация по радиофизике мною была подготовлена в Красноярске. В Воронеж я приехал с готовой диссертацией, но хлопоты по ее защите отнимали немало времени. В то же время и в этой части основную работу я выполнил в Красноярске, подготовив соответствующие документы.

Во ВНИИСе каких-либо препятствий не чинили, но и помощи не оказывали. Да я и не нуждался в какой-либо помощи. В командировку на защиту в Ленинграл съездил в отпуск без содержания, что в советское время было редкостью.

Защита состоялась в ЛГУ на Совете при кафедре радиофизики. Председателем Совета был Макаров Глеб Иванович - крупный советский ученый в области теоретической радиофизики. При кафедре радиофизики функционировала научно-исследовательская организация «Радиофизика», которая в большей степени занималась теоретическими исследованиями в области распространения радиоволн, нежели экспериментальными исследованиями.

И кандидатская диссертация, и докторская диссертация защищались в советские времена с большими хлопотами. Но у меня с кандидатской диссертацией в Совете Института физики проблем каких-то вообще не возникло, кроме длинной очереди соискателей. Но образовалось «окно», а у меня все необходимые документы были готовы, и меня вставили на защиту в это «окно».

Докторские диссертации защищать в советское время было несоизмеримо сложнее. Да и по качеству они превосходили.

Во первых, она требовала исследований в области нового направления в науке, получения соискателем актуальных и фундаментальных научных результатов.

Во вторых, в советской науке существовали конкурирующие научные школы, особенно в мощной советской физике. И доктором без скандалов и проблем можно было стать лишь в том случае, если все школы признавали весомыми для науки исследования и результаты диссертации. А сам соискатель докторской диссертации не имел личных конфликтов с руководителями и лидерами научных школ.

В случае наличия таких конфликтов защита готовой диссертации задерживалась по субъективным причинам на несколько лет.

В третьих, соискателю необходима была поддержка хотя бы одного руководителя научной школы. Мои работы поддержали ведущие исследователи - радиофизики из горьковской школы радиофизиков. Двое из них были у меня на защите официальными оппонентами.

А основную поддержку оказал Г.И. Макаров, руководитель ленинградской научной школы радиофизиков и заведующий кафедрой радиофизики в ЛГУ.

Докторов наук в СССР было гораздо меньше, чем сейчас в России. И это в основном были настоящие ученые, которым докторская диссертация повышала научный авторитет и уважение в научном мире. Или открывала карьерный путь к должностям в научно-исследовательских организациях, которые тогда и возглавляли в основном доктора наук.

Защита прошла в обычном порядке, без каких-либо заминок и проблем. Волновался я до защиты довольно сильно, а главное, что пришлось делать доклад совершенно невыспавшимся. Номер в гостинице мне помогли получить хороший, одноместный, с окном на Невский проспект. Но окно и помешало полноценному сну. Окно выходило на шумный перекресток трех улиц и спать нормально из-за шума было невозможно. Поспал немного лишь в маленькой прихожке номера, отделенной дверью, на полу.

Защитил я докторскую диссертацию по радиофизике в 1988 году. Ученая степень доктора физико-математических наук присуждена решением ВАК от 20 мая 1988 года.

Ученое звание профессора присвоено решением Государственного комитета СССР по народному образованию от 31 января 1991 года.

Как оказалось, я стал в то время единственным доктором физико-математических наук по радиофизике в Воронеже. А для того, чтобы открыть в ВГУ Совет по защитам кандидатских диссертаций по радиофизике нужно было иметь не менее двух местных докторов по специальности. Поэтому этот Совет открыли в ВГУ только после защиты докторской диссертации Эдуардом Константиновичем Алгазиновым.

Во время работы во ВНИИС началось мое сотрудничество с кафедрой радиофизики ВГУ, которое продолжилось и после ухода из ВНИИС.

 

На своих хлебах


gorbachyevy.jpg

Чета Горбачевых

Горбачевская перестройка возродила в СССР кооперативы, а также новые виды организаций (физических лиц). Возродилась экономическая свобода для предприимчивых частных лиц. Но тут же проявились и недостатки огромного присутствия государства в экономике. Пошли ходуном договора, в которых были задействованы средства государственных организаций. Эти средства перегонялись в частные фирмочки разных видов. Некоторые предприниматели, в основном московские, близкие к власти или работающие в связке с ней, разбогатели.

Активно участвовали в этом процессе чиновники, а следом за ними руководители государственных организаций. Они использовали новые виды ООО и прочих юридических лиц для перекачки госсредств в конечном итоге в свои карманы через родственников, друзей и иных близких физических лиц, а также через новые общественные и частные организации.

Перешел я из ВНИИС в одну из новых организаций - НПО «Новатор».Осмотрелся, разобрался в деятельности таких организаций. И предпочел создать свою собственную организацию, чтобы не работать на дядю.

Создал в 1989 году Научно-исследовательский институт радиофизики, электроники и физики (НИИРЭФ), учредителями которого стали Союз изобретателей и рационализаторов СССР и я, в качестве физического лица. В то время можно было изобретать различного вида и форм научно-исследовательские центры и организации. А доктору физ.-мат. наук не составило особого труда привлечь в качестве соучредителя солидную общественную организацию, близкую по профилю к деятельности НИИРЭФ.

НИИРЭФ просуществовал до распада СССР. И в целом по стране первые новые организации просуществовали недолго и исчезли после распада СССР, а заменой многим из них стали фирмы-прилипалы к крупным государственным организациям, которые перекачивали государственные средства. Даже предприятия ВПК не прошли мимо такой возможности.

Вот так коряво, болезненно и не слишком законопослушно действовали первые частные организации. Другого ожидать и не приходились. Деньги были только у государственных организаций, которые и стали соучаствовать в частном бизнесе.

Рыночная экономика формировалась в России с большими трудностями, в связке или, напротив, в противостояние с криминалом, который сразу сообразил, где растут «золотые яблоки»и как их рвать.

 

Конец эйфории и трудные и лихие 90-е

 

В 1990-х в СССР, а затем в России наступила длительная фаза острого экономического кризиса. Россия вступила в длительную бифуркацию, из которой не вышла до сих пор. Цены росли за год в разы (см. таблицу). Предприятия и организации закрывались. Зарплату платили с большими задержками.

Таблица. Годовой рост потребительских цен в СССР и России, в процентах

 

1991

1992

1993

1994

1995

1996

декабрь

260,4

2608,8

939,9

315,1

231,3

121,8

Источник: Росстат.

Ломалась через колено привычная и удобная советская жизнь. С гарантированным минимальным уровнем жизни, с низкой преступностью, с повышенной моралью и нравственностью, с избытком достойных рабочих мест, с детскими и юношескими организациями, которые отвлекали большую часть молодежи от недостойной деятельности, наркомании и пьянства.

Простым русским людям немного надо для удовлетворительной жизни - жилье, рабочее место с гарантированной зарплатой, доступность образования и медицины для детей и молодежи, надежная защита от криминального мира, но и, конечно, справедливость в их понимании.

Перечислил, что по минимуму россиянину нужно для нормальной жизни и засомневался в выше сказанном. Сие ни так уж мало для среднего российского гражданина. Обычный россиянин такого комплекта благ не имеет. Чего-то да не хватает, в том числе справедливости в нашей сложной и трудной российской жизни.

Гражданское общество в СССР сильно отличалось от такового в капиталистических странах с рыночной экономикой. В том числе отличалось повышенным патернализмом, инфантильностью, гражданской пассивностью, низкой производительностью труда.

Десятилетиями в головы советских людей вдалбливались догмы с помощью мощной советской пропаганды об ущербности и несправедливости западного образа жизни. А открытие границ и горбачевская перестройка открыли советским людям правду о высоком качестве жизни в развитых странах мира, о высоком качестве их товаров, о высокой социальной защищенности и т. д.

Каких-то существенных преимуществ у советских людей не оказалось, а недостатков их убогой жизни в несвободе по сравнению с качеством жизни в западных странах - множество.

Советское общество охватила эйфория от открывающихся вдруг возможностей и перспектив. Многие считали, что еще немного времени, всего лишь несколько лет, и мы заживем как немцы, шведы или французы.

К сожалению, этого не произошло и не могло произойти. Советская экономика была отсталой за исключением производства вооружений, производительность труда низкая - в разы меньше, нежели в передовых странах мира. И для того, чтобы догнать их по качеству жизни необходимо также эффективно и интенсивно, как они, работать с высокой производительностью труда.

Мешала, мешает и будет еще мешать процессам развития России голландская болезнь - привычка жить за счет распродаж природных ресурсов другим странам.

Много накопилось в СССР внутренних плюсов для населения в части обыденной жизни и защищенности рядовых россиян, но были и существенные минусы, связанные с крайне низким уровнем экономической свободы и с крайне неэффективной командно-административной системой с неразвитыми демократическими институтами и, соответственно, неразвитым гражданским обществом.

 

Ваучеры и их роль в становлении рыночной экономики России

 

Ваучеры - ценные бумаги для всего населения были выпущены с целью получения каждым гражданином своей доли в национальном богатстве страны.

Президент Борис Ельцин 14 августа 1992 года издал указ, положивший начало ваучерной приватизации. Цена ваучера на день Указа президента РФ составляла всего лишь 60 долл.

Один ваучер никакого богатства россиянину не приносил и стал быстро дешеветь. Поэтому простые люди продавали ваучеры любым покупателям, чтобы хоть что-то получить полезного от них.

Но тот, кто был предприимчивым и имел инфу от власти, знал, что надо делать с ваучерами. Такие люди стали в массовом порядке, по дешевке всеми способами скупать ваучеры у населения. А затем они обменяли ваучеры на акции крупнейших российских компаний, мгновенно разбогатев.

В целом ваучеры не сделали россиян богатыми и счастливыми, но они выделили из населения предприимчивых людей, которые их скупили у россиян, обменяли на них во время приватизации акции ведущих российских компаний, таких как РАО ЕЭС, «Сургутнефтегаз», «Норильский никель» и других.

И таким образом простым и законным образом эти предприимчивые люди стали владельцами долей крупных и средних компаний.

Так прошла чисто по-российски, с привычно нулевым итогом для простого народа приватизация значительной доли национального богатства России. Эту долю получили за бесценок чиновники, как правило, на подставных лиц, их родственники, руководители компаний и просто близкие к власти предприимчивые люди.

Могла ли ваучеризация приватизации, процессов раздела государственной собственности пройти более справедливо?

Для этого надо было раз в сто-тысячу (до 60000 долл) увеличить стоимость ваучера и гарантировать его постоянную стоимость в долларах, а не в рублях.

Но, чтобы реализовать подобную ваучеризацию экономики, надо было быть тогдашним министрам и руководителям страны справедливыми, грамотными и терпеливыми людьми, которые действительно заботятся о простых россиянах. Но это, во-первых.

А во-вторых, надо было иметь возможности и желание у государства гарантировать такую высокую стоимость ваучеров, например, акциями тех же государственных компаний. То есть, фактически надо было поделить между россиянами их акции.

Акции Сбербанка, Газпрома, Роснефти, Ростелекома и других крупнейших российских компаний с тех пор очень сильно выросли. Вместе с ними выросли бы и доли россиян, обменявших ваучеры на их акции, в национальном богатстве России.

Другими словами, государство могло разделить между россиянами ликвидные ценные бумаги и не фиговые бумажки - ваучеры, которые ничем не были обеспечены и потому быстро обесценились.

Кроме того, надо не забывать, что золотовалютные резервы у России тогда иссякли, а впереди был еще очередной глубокий экономический кризис в виде дефолта 1998 года.

В итоге от ваучерной приватизации в выигрыше остались высокие чиновники и предприниматели, близкие к ним. А простой люд ее и не заметил.

Недаром народ назвал приватизацию - прихватизацией. Точно и справедливо.

Возможно, власти России и президент Борис Ельцин хотели как лучше, а получилось, как всегда.

http://orsk.ru/news/115

 

Пришлось стать писателем

 

И в то самое время, в 90-е годы - в период смуты, надежд и разочарований - под давлением внешних обстоятельств вспомнил я про свою пробу пера в молодые годы (27 лет) в области фантастики под названием «Тайны Сельвента». В советское время ее опубликовать не удалось, писатели тогда были избранные властью кастой. Все с партбилетами и с абсолютной лояльностью к советской власти, КПСС и в целом к тому режиму. За сие их хорошо обеспечивали, кормили и платили.

Перечитал я рукопись, слегка поправил и отдал в Центрально-Черноземное издательство для публикации (совместно с моим изд-вом «РЭФФ»). Времена были уже другими, подступали рыночные отношения, и брошюру издали в 1991 году большим тиражом, который почти полностью разошелся. 

 

zag..jpg

Издание вышло под моим псевдонимом - Юрий Абашев. Фамилия отражает название поселка Абашево, на самом краю которого я и родился и вырос на берегу реки Томи в г. Новокузнецке.

Почти сразу за домом начинался лес и Горная Шория, а за 5 км  стоит на берегу Томи при впадении в нее речки Абашевка крупное шорское село Старое Абашево.

Псевдоним взял потому, что стеснялся тогда писательского ремесла после многолетних занятий наукой. Да и не знал, как отнесутся к повести читатели. Но отзывы оказались хорошими. Как говорится - пронесло!

Затем с целью элементарного выживания написал и опубликовал еще три фантастические повести: «Схватка с двойником» - продолжение «Тайн Сельвента», а также «Загадочный мир» и «Кибер обвиняет».

Существенно помогли нашей семье эти повести пережить труднейший для моего поколения переход к рынку, пережить самое сложное время.

Одновременно всерьез занялся в то время теорией и практикой экономики переходного периода, теорией и практикой человеческого капитала, процессами роста и развития общества и экономики.

Так и перешел я с физики и радиофизики на экономику вместе с переходом страны от командно-административной системы к рыночным отношениям.

«Тайны Сельвента» можно прочитать здесь и на других адресах (размещение прошло без моего участия):

http://royallib.com/book/abashev_yuriy/tayni_selventa.html

http://www.e-reading.club/book.php?book=337

http://bookscafe.net/book/abashev_yuriy-tayny_selventa-20.html

Адресов размещения бесплатных в Интернете много, несколько страниц.

s12.jpgkiber-obvinyaet-.jpg

 

 

 

От эйфории до бедствий и глубокого кризиса

 

В России на десятилетия установилась очередная негативная по качеству жизни населения бифуркация.

Финансирование науки, НИОКР сократилось, приходилось как-то выживать. В том числе исследователям в научных организациях. И это было мощным ударом по качеству российской науки. Талантливые люди теряли интерес к науке и уходили в бизнес.

После болезненного распада СССР то, что стало лучше в экономике и жизни, связано с переходом к рыночной экономике, а то, что хуже - с неэффективностью власти.

Нашу семью в полном составе выручили мои научно-фантастические книги, книга по спутниковому телевидению, а также рукопись - отчет по моим многолетним исследованиям и другим работам, которую приобрели российские научные организации.

Устраиваться в государственную организацию у меня не было желания, трудно в таком возрасте, будучи доктором наук входить в чужой коллектив, в котором все достойные места заняты. Да к тому же, в связи с резким сокращением финансирования ВПК-ОПК и науки в целом все российские научно-исследовательские организации бедствовали.

На гонорары от книг мы построили просторный дом в зеленом пригороде Воронежа на берегу любимой всеми воронежцами речки Усманка.

Средств на жизнь не хватало, и мы продали двухкомнатную квартиру, и все собрались в доме, что помогло нормально пережить 90-е годы.

 

usmanka.jpg

Речка Усманка в пригороде Воронежа Боровое

 

 

Воронежский экономико-правовой институт

                                                         

 

                                                                    Время Работы в ВЭПИ


vep0.jpg

Ю.А. Корчагин - время работы в ВЭПИ.

После дефолта 1998 года российская экономика оживилась, в том числе система образования. Резко вырос спрос на высшее образование за счет демографического максимума выпускников средней школы. Как грибы в подходящую погоду, росли частные вузы, в которых естественно возникла острая нехватка преподавателей.

Меня пригласили в недавно созданный Воронежский экономико-правовой институт, который всего лишь за несколько лет стал вторым вузом Воронежа по количеству студентов. Атмосфера в вузе была нормальной, беда вузов - взяточничество руководством вуза жестко пресекалось, хотя искоренить его полностью в коррумпированной стране было невозможно. Были такие особенные взяточники, которые брали постоянно, помногу, разнообразно, не стесняясь других преподавателей. И это им сходило с рук. Они имели крутые «крыши» в самом вузе и вне его.

Преподаватели практически всех ведущих вузов Воронежа работали по совместительству в ВЭПИ. С одной стороны, это давало возможности «обиженным» доходами преподавателям вузов поднять уровень своих средних доходов за счет дополнительных занятий, а с другой, как выяснилось позже, организовать перепроизводство экономистов, юристов, психологов, сломав судьбы многих молодых людей, которым пришлось работать не по специальности.

Казалось бы, что плохого в массовом высшем образовании? Но Россия повторила путь и ошибки стран с высоким уровнем нефтегазовых доходов, которые позволяли не заботиться о реальных потребностях страны в специалистах в настоящем и будущем, не заботиться о будущем выпускников вузов и молодежи в целом.

Тогда проблему лишних выпускников вузов по экономике, психологии и другим гуманитарным специальностям нужно и можно было решить на уровне правительства РФ, но решать там оказалось некому.

Учеба в технических вузах, подготовка инженеров, как и создание новых производственных мощностей, требует больших средств, высокой квалификации специалистов. Наличия четкой и научно-обоснованной стратегии развития страны и регионов.

А подготовка экономистов и юристов, как и других гуманитариев, требует гораздо меньше средств. Это обстоятельство и бум спроса на экономистов и юристов и создал их перепроизводство в первой половине 2000-х, последствия которого не исправлены до сих пор.

Большие и легкие деньги, к которым относятся нефтегазовые доходы, дурят людей, дурят власти, вызывают тяжелое заболевание экономики и общества - голландскую болезнь.

В свое время Голландия и некоторые другие страны переболели болезнью от притока больших доходов за счет продаж нефти и газа. Денег в бюджет поступало много за счет нефтегазовых доходов, на счета предпринимателей поступали большие средства, простой народ получил высокодоходные рабочие места. И все вместе обленились, почти забыли о будущем после потопа в нефти, забыли о развитии новых производств, новых технологий, о развитии науки.

Но все хорошее всегда когда-нибудь кончается. Снижаются запасы нефти и газа и доходы от них, что и случилось с Голландией. Голландцы поздновато, но очухались и снова с удвоенной энергией взялись за еще не забытое старое - за развитие промышленности, сельского хозяйства, других видов экономической деятельности, за развитие науки и новых передовых производственных технологий. И излечилась от опасной для общества жизни за счет сверхдоходов от продаж природных ресурсов.

Благо, что трудолюбивые голландцы всегда были трудоголиками, а Голландия входила и входит сейчас в число передовых стран по ВВП на душу населения и его качества жизни.

Россия тоже после падения цен на нефть до минимума после дефолта 1998 года вошла в полосу быстрого роста цен на нефть и газ, а также роста цен на другие природные ресурсы и товары. И подхватила в полной мере вирус голландской болезни. Нефтегазовые доходы, пусть и неравномерно, но расходились через бюджеты и другие государственные механизмы среди всего населения. Жить стали лучше, жить стали веселее и беззаботней.

Появились у населения деньги, появились возможности дополнительно позаботиться о детях, о самих себе. И возник бум высшего образования. Мода на него достигла пика в 2000-2005 годах. С помощью частных вузов и платного образования в государственных вузах высшее образование стало вдруг махом доступно всем, кто способен заплатить за обучение в вузе.

Заработал простой и ясный для населения механизм: плати и получай корочки о высшем образовании. Настоящих конкурсов, отбора студентов в частные вузы не было. Брали всех, способных оплатить обучение.

Отсюда катастрофическое падение качества обучения в частных вузах того времени за счет неспособности многих студентов освоить высшее образование и совершенно туманное будущее с трудоустройством таких липовых молодых специалистов.

ВЭПИ был в то время абсолютным передовиком в Воронеже по росту количества студентов, их число превысило на максимуме 13 тыс. ВЭПИ стал вторым вузом по этому показателю в городе. Но обеспеченность площадями и оборудованием в ВЭПИ была гораздо ниже, нежели в ведущих государственных вузах города. Как и само качество обучения, поскольку собственных квалифицированных преподавателей не хватало.

Тем не менее, частные вузы того времени выполнили весьма важную задачу - предоставили бухгалтерам, экономистам, руководителям и менеджменту организаций получить на местах, в райцентрах Воронежской области высшее образование.

Такие студенты-заочники посещали все лекции и занятия, учились очень добросовестно и несомненно получили дополнительные знания. Причем, на лекциях и семинарах они были активными, задавали много вопросов, часто глубоких, со знанием предмета. И в целом учились заинтересованно.

 

 

zachet.jpg

Принимаю зачет

Начиная с 2006 года по всей стране пошло снижение числа выпускников средних школ, абитуриентов и студентов по демографическим причинам. Соответственно снизились и масштабы всех частных вузов, включая ВЭПИ.

Подчеркну, что внутренняя атмосфера и дисциплина в ВЭПИ во время моей в нем работы была на сносном уровне.

Трудовая деятельность в ВЭПИ, профессором, а затем заведующим кафедрой финансов и кредита весьма сильно повлияла на мою последующую жизнь и деятельность. Это влияние сравнимо с влиянием Института физики СО АН СССР.

Именно в ВЭПИ читал курсы лекций, которые в дальнейшем опубликовал большими тиражами в виде учебных пособий.

В ВЭПИ я приобрел близких друзей и коллег, с которыми дружеские и дружественные отношения поддерживаю до сих пор.

cab..jpg

В кабинете зав. кафедрой финансов ВЭПИ

Сама работа с выездами в райцентры Воронежской области для чтения лекций и проведения занятий создавала благоприятную атмосферу для сближения с коллегами. До райцентра приходилось добираться в «Газеле» в любую погоду 8-9 часов, проводить вместе с коллегами несколько дней в одной гостинице или общежитии. И это естественным образом сближало с близкими по духу людьми.

Память о работе в ВЭПИ сохранила много хорошего (и ни только у меня), к тому же, по годам работы в ВЭПИ была рассчитана моя пенсия, которая меня вполне удовлетворяет.

В дальнейшем небольшие частные вузы превратились в семейные организации, в которых почти все ключевые должности занимают родственники.

 

ekz.jpg

Принимаем государственный экзамен

 

 

Мои опубликованные книги и учебные пособия

по экономике

 

Во время работы профессором, а потом заведующим кафедрой финансов в ВЭПИ из-за нехватки преподавателей пришлось подготовить и читать многие экономические курсы, которые, доработав, я затем опубликовал в виде учебных пособий.

Подготовил и читал в ВЭПИ и в других воронежских вузах следующие курсы лекций:

 

Экономическая теория,

Экономика переходного периода,

Рынок ценных бумаг,

Инвестиционный анализ,

Инвестиционная стратегия,

Деньги, кредит, банки,

Современная экономика России,

Инвестиции: теория и практика,

Финансы, денежное обращение и кредит и другие.

 

По всем этим курсам в дальнейшем опубликовал учебные пособия или учебники в основном в ростовском издательстве "Феникс" сравнительно большими тиражами (5тыс). Некоторые из них были переизданы повторно.

Работа преподавателем была изнурительной, контингент студентов разношерстный. Многие из них приходили только проводить время по настоянию родителей и мешали занятиям.

Мне не по душе была такая изнурительная трудовая деятельность. И при первой семейной возможности я отошел от преподавательской деятельности. Занялся публицистикой и публикацией своих книг. Благо, что все свои лекции я печатал и обрабатывал на компьютере.

Сотрудничал практически со всеми воронежскими изданиями и газетами, с Российской газетой (до 2012 года), с АиФ, "МК", с «Известиями» и с издательством "Феникс".

В части научных исследований я занимался с конца 1990-х годов изучением процессов развития и роста экономики, изучением драйверов процессов развития и в первую очередь проблемами человеческого капитала как главного фактора и драйвера развития экономики, общества и государства.

 

Учебные пособия и другие мои книги

 

Мною были опубликованы следующие учебные пособия, учебники, монографии, книги по экономике, инновациям, процессам роста и развития и человеческому капиталу:

 

-Корчагин Ю.А. Экономика России и регионов при переходе к рынку.Воронеж:

Изд.-во ВЭПИ, 2002 год, 250 стр.

-Корчагин Ю.А. Деньги Кредит Банки:Воронеж:

Изд.-во ВЭПИ, 2002 год, 248 стр.

-Корчагин Ю.А. Деньги Кредит Банки.Воронеж:

Изд.-во "Институт менеджмента, маркетинга и финансов". - Воронеж:

2003 год, 108 стр.

-Корчагин Ю.А. -Российский человеческий капитал:

Фактор развития или деградации? Изд-во ЦИРЭ. -Воронеж: 2005г., 250 стр.

-Корчагин Ю.А. Инвестиционная стратегия и инвестиционный анализ. -

Воронеж: ЦИРЭ, 2005.

-Корчагин Ю.А. Инвестиционная стратегия. - Ростов-на-Дону. Феникс.

Серия высшее образование. -2006, 315 стр.

-Корчагин Ю.А. Деньги Кредит Банки. - Ростов-на-Дону. Феникс.

Серия высшее образование. -2006, 348 стр.

-Корчагин Ю.А. Современная экономика России. - Ростов-на-Дону. Феникс.

Серия высшее образование. -2007, 543 стр.

-Корчагин Ю.А. Финансовый менеджмент. - Воронеж: ЦИРЭ, 2004.

Серия высшее образование. -2007, 543 стр.

-Корчагин Ю.А. Инвестиции: теория и практика. - Ростов-на-Дону. Феникс.

Серия высшее образование. -2008, 508 стр.

-Корчагин Ю.А. Рынок ценных бумаг. - Воронеж: ЦИРЭ, 2005.

-Корчагин Ю.А. Рынок ценных бумаг. - Ростов-на-Дону. Феникс. 2-издание, дополненное и переработанное. Серия высшее образование. -2008, 543 стр.

-Корчагин Ю.А. Инвестиции и инновации. Воронеж: ЦИРЭ, 2008.

-Корчагин Ю.А. Региональная финансовая политика экономика. - Ростов-на-Дону. Феникс.

Серия высшее образование, 2006.

-Корчагин Ю.А. Современная экономика России. - Ростов-на-Дону: Феникс, изд. 2-е, 2008, 670 стр.

-Корчагин Ю.А., Маличенко И.П. Теория инвестиций. Ростов-на-Дону: 2008, 345 стр.

-Корчагин Ю.А., Маличенко И.П. Финансы, денежное обращение и кредит. Ростов-на-Дону: 2008, 365 стр.

И.Р. Бугаян, И.П. Маличенко, Ю.А. Корчагин. Современная макроэкономика. Ростов-на-Дону: Феникс, 2009, 510 стр.

-Корчагин Ю.А. Перспективы развития России, человеческий капитал и инновационная экономика. Воронеж: 2012, 256 стр.

-Корчагин Ю.А. Монография. Человеческий капитал как фактор роста и развития или стагнации, рецессии и деградации: Монография. - Воронеж: ЦИРЭ, 2016.

http://viperson.ru/articles/chelovecheskiy-kapital-kak-faktor-rosta-i-razvitiya-ili-stagnatsii-retsessii-i-degradatsii

-Корчагин Ю.А. Корчагин Ю.А. Три основные проблемы России, ее регионов и механизмы их решения (полная версия книги:   PDF 1 Mb) http://www.lerc.ru/

-Корчагин Ю.А. Корчагин Ю.А. Российский человеческий капитал (полная версия книги:   PDF 1,2 Mb)

-Корчагин Ю.А. Перспективы развития России, человеческий капитал и инновационная экономика (полная версия книги:   PDF 1,4 Mb)

Корчагин Ю.А., Логунов В.Н. Инвестиции и инновации в экономике России и регионов (полная версия книги:   PDF 1,2 Mb)

Дополнительно статьи и книги Ю.А. Корчагина можно скачать на сайте http://www.lerc.ru/

 

my books.jpg

 

Новый слой…
Яндекс цитирования