Обучение

Learning

Образование

Education

Исследования

Research

Комментарии

Commentaries

e-mail: info@lerc.ru
блог: lerc.livejournal.com

Статьи, книги, аналитика

Портреты вождей, злодеев и лидеров России ХХ века

20.02.2013

Маршал Жуков.

Маршал Жуков — о генералиссимусе Сталине

Юрий Корчагин

21.11.2009

Юрий Корчагин.

Андрей Сахаров

21.11.2009

Юрий Корчагин

Александр Яковлев

21.11.2009

Юрий Корчагин

Юрий Андропов

21.11.2009

Юрий Корчагин

Брежнев

21.11.2009

Юрий Корчагин

СОВЕТСКИЕ ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

21.11.2009

Юрий Корчагин

Суслов

21.11.2009

Юрий Корчагин

Алексей Косыгин

21.11.2009

Юрий Корчагин

Хрущев

21.11.2009

Юрий Корчагин

КРАСНЫЕ КОМАНДИРЫ

21.11.2009

Юрий Корчагин

СТАЛИНСКИЕ ПАЛАЧИ

21.11.2009

Юрий Корчагин

Вознесенский

21.11.2009

Юрий Корчагин

Булганин

21.11.2009

Юрий Корчагин

Маленков

21.11.2009

Юрий Корчагин

Микоян

21.11.2009

Юрий Корчагин

Калинин

21.11.2009

Юрий Корчагин

Жданов

21.11.2009

Юрий Корчагин

Эйхе

21.11.2009

Юрий Корчагин

Андрей Андреевич Андреев

Юрий Корчагин21.11.2009

Лев Каменев

 

Каменев (наст. фам. Розенфельд)  Лев Борисович (1883-36), политический и государственный деятель. Считал несвоевременным проведение вооруженного восстания в октябре 1917. В ноябре 1917 председатель ВЦИК. В 1918-26 председатель Моссовета. В апреле 1922 предложил назначить И.В. Сталина генеральным секретарем ЦК РКП (б). Вместе со Сталиным и Г.Е. Зиновьевым вел борьбу против Л.Д.Троцкого. В 1923-26 заместитель председателя СНК СССР; в 1922-24 заместитель председателя, в 1924-26 председатель СТО. В 1923-26 директор Института Ленина, затем на дипломатической и административной работе. В 1925-27 участник "новой" (ленинградской) оппозиции. С 1933 директор издательства "Academia", в 1934 директор Института мировой литературы АН СССР. Член ЦК партии в 1917-27. Член Политбюро ЦК в октябре 1917 и в 1919-25. В 1935 осужден по делу "Московского центра" на 5 лет, затем по "Кремлевскому делу" на 10 лет; В 1936 г. приговорен к смертной казни по сфальсифицированному делу "Антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра" и расстрелян. Посмертно реабилитирован.

 

Каменев Лев Борисович (наст. фам. Розенфельд) был одним из виднейших вождей большевиков, ближайшим соратником Ленина. Он входил в состав «ленинского» Политбюро.

Родился Лев Розенфельд в интеллигентной еврейской обеспеченной семье 18 июля 1883 г. Свое имя он получил в честь великого писателя Льва Толстого. Его отец Борис Розенфельд окончил Технологический институт в Петербурге и работал машинистом на Московско-Курской железной дороге. Мать окончила Бестужевские высшие курсы и занималась воспитанием детей.

Лев Каменев после успешного окончания гимназии в Тифлисе в 1901 г. поступил в Московский университет на юридический факультет. Участвовать в запрещенных кружках он начал еще в гимназии, а затем продолжил это занятие в университете. Антиправительственные деяния студентов полицией не поощрялись, и  за участие в студенческих выступлениях Льва Каменева арестовали в 1902 году уже на первом курсе. Его исключили из университета без права восстановления и выслали в Тифлис. На этом и закончились «университеты» Льва Каменева. В Тифлисе он познакомился с местными социал-демократами, в том числе и с Иосифом Сталиным. Так он стал профессиональным революционером-марксистом (Каменев - его партийная кличка, ставшая после революции фамилией).

В 1902 г. в возрасте 19-ти лет Каменев выехал за границу, где в Париже встретился с Лениным. Будущий вождь революции произвел на молодого социал-демократа неизгладимое впечатление своей личностью, своими лекциями и рефератами. Лев Каменев с этого времени становится одним из ближайших сподвижников вождя большевиков.

В 1903 году после II съезда РСДРП Лев Каменев по заданию Ленина вернулся в Россию для ведения агитационной работы. В феврале 1904 г. его арестовали. Он провел в тюрьме 5 месяцев, затем его вновь сослали в Тифлис под гласный надзор полиции. Здесь он вошел в Кавказский комитет, куда входил и Сталин.

От Кавказского комитета Лев Каменев был избран делегатом III съезда, где он активно участвовал в прениях. По завершению съезда Каменев по заданию ЦК в 1905 г. объехал многие крупные города России, где выступал перед социал-демократами и рабочими с разъяснениями принятых на съезде большевистских решений (подготовка вооруженного восстания, бойкот Думы и т.д.)

Принял Каменев активное участие и в революции 1905-07 гг., хотя, конечно, не на баррикадах и улицах. Он был человеком «кабинетного» склада, как и Ленин. Его участие - это острые выступления, статьи, выпуск газет и журналов. После поражения революции он вновь эмигрировал.

В эмиграции Каменев женился на родной сестре Льва Троцкого, Ольге. Она в отличие от брата, занимавшего центристские позиции между большевиками и меньшевиками, была профессиональной революционеркой-большевичкой.

Весной 1908 г. Лев Каменев был арестован за подготовку первомайской листовки, освободили его в июле, и он убыл по вызову Ленина за границу, редактировать большевистскую газету «Пролетарий». За границей Лев Каменев становится одним из наиболее надежных и умных соратников Ленина. Каменев участвовал в нескольких конференциях и совещаниях социал-демократов и всюду проводил ленинскую политическую линию. Ленин доверял Каменеву, а тот, в большей степени, чем другие, оправдывал доверие лидера большевиков. Недаром Ленин направил Каменева в Россию для выполнения самой ответственной работы. Впрочем, были у Каменева и принципиальные разногласия с Лениным: в частности,  он не был согласен с отношением Ленина к войне и был ближе к меньшевикам в этом вопросе.

После выборов в 1912 г. в IV Государственную думу в ней была создана фракция большевиков (6 чел.). У партии Ленина появилась возможность легально издавать газету. Непосредственно руководить новой легальной газетой «Правдой», а также думской фракцией большевиков в Россию и был направлен Лев Каменев. То, что Ленин для выполнения этого непростого поручения остановил свой выбор именно на Льве Каменеве, свидетельствует о незаурядном даровании Каменева и его последовательности в проведении политической линии Ленина. Впрочем, сам Ленин не выпустил руководство «Правдой» и фракцией большевиков из своих рук. С этой целью он перебрался на жительство поближе к российской границе в Краков и превратил редакцию «Правды» в большевистский штаб. Да и большевикам-думцам Ленин сам писал тексты главных политических выступлений.

Появление в Думе социал-демократов, включая большевиков, только усилило борьбу в их собственном стане. Социал-демократы разделились на ликвидаторов и отзовистов. Первые выступали за прекращение нелегальной борьбы. Вторые - за отзыв из Думы своих депутатов и прекращение легальной деятельности. Ленин же поддерживал все формы борьбы и боролся как с теми, так и с другими.

Первая мировая война вызвала дополнительный раскол среди социал-демократов. Одни, как большевики, призывали к поражению своей страны в этой войне и перерастанию империалистической войны в гражданскую (Ленин). Другие призывали  только к прекращению войны (часть меньшевиков, Мартов). Третьи ратовали за победу своей родины в войне (Плеханов).

В Думе Каменев через депутатов-большевиков проводил политическую линию своей партии. Большевики призывали к поражению России в первой мировой войне с целью создания революционной ситуации. Работа эта требовала большой осторожности и предусмотрительности. Но среди шести депутатов-большевиков один оказался провокатором, агентом полиции. По его доносам в полицию арестовали многих видных большевиков, включая Иосифа Сталина и сестру Ленина, Марию Ульянову. Этим провокатором был Роман Малиновский - довольно интересная историческая личность.

Роман Малиновский, рабочий-металлист, еще в революцию 1905-07 гг. выдвинулся в лидеры рабочего движения.  В 1910 г. он был арестован и сам вызвался работать на полицию. Малиновского зачислили в штат секретных агентов и он регулярно получал в полиции очень высокую зарплату. Так во время его депутатства в Думе он каждый месяц получал от полиции сумму, превосходившую жалованье губернатора. Малиновский довольно близко сошелся с Лениным, испытывавшим недостаток рабочих в своем окружении. Он по предложению Ленина был избран на Пражской конференции в 1912 г. в ЦК партии большевиков, а затем по спискам социал-демократов в Думу. Службу в полиции Малиновского прервал не кто иной, как новый сравнительно либеральный министр внутренних дел Владимир Джунковский. Он как-то просматривал списки секретных агентов. И вдруг  обнаружил, что один из них,  Малиновский, заседал в Думе. Джунковский посчитал это надругательством над законодательным учреждением. Он уволил Малиновского и сообщил о нем председателю Думы Родзянко. Малиновского тихо, без скандала, без шума попросили вон из Думы. Любопытно, что Малиновский и в этой критической для него ситуации не растерялся, а  отправился за границу прямо к Ленину. Он объяснил лидеру большевиков свой уход из Думы нервным истощением. Большевики поверили ему и объявили сообщения историка-эмигранта Владимира Бурцева, а также меньшевиков Дана и Мартова о провокаторской деятельности Малиновского межпартийной борьбой. Эту идею Ленину подбросил сам находчивый провокатор. Большевики так искренне поверили в желание меньшевиков опорочить большевистского депутата-рабочего, что Малиновский вышел сухим из воды.

Двойная деятельность Малиновского вскрылась только после Февральской революции, когда стали доступны документы царского министерства внутренних дел. Это известие потрясло Ленина.

Поразителен жизненный конец Малиновского. Во время разгара красного террора в ноябре 1918 г. он неожиданно приехал в Москву из-за границы, где был недосягаем для ВЧК. Более того, он вдруг явился «без приглашения» в зал суда, где в это время судили бывших тайных агентов. Поразив всех, Роман Малиновский сам уселся на скамью подсудимых. Однако большевики были людьми без сантиментов. Его приговорили к расстрелу и исполнили приговор в 24 часа. Мотивы его необычного поступка ушли в небытие вместе с ним.

Вернемся, однако, к предыдущему периоду жизни знаменитого провокатора и большевиков-думцев. Малиновский покинул Думу и благополучно убыл за границу. А пятеро оставшихся  депутатов-большевиков были арестованы в 1914 г. по обвинению в предательстве родины. Их осудили на вечное поселение в Сибири. Одним из адвокатов, защищавшим большевиков в суде, был А.Ф. Керенский, депутат Думы от трудовиков.

Льва Каменева тоже арестовали вместе с депутатами-большевиками и сослали в г. Ачинск Енисейской губернии. На суде Лев Каменев ясно высказался против основного тезиса Ленина о необходимости поражения России в войне, чем вызвал яростный гнев вождя большевиков.

Февральская революция застала в Ачинске не только Каменева, но и Сталина и  большевика М.К. Муранова. Они все вместе и отправились поездом в Петроград.

Приехав в Петроград, Каменев, Сталин и Муранов взяли на себя руководство газетой «Правда». Следует отметить, что до революции и в годы гражданской войны между Сталиным и Каменевым не возникало серьезных противоречий и споров. Каменев был интеллигентным, довольно мягким и покладистым человеком. Именно такой человек мог долгое время успешно сотрудничать с жестким и грубым Сталиным  до тех пор, пока последний не перешел все границы приличия. Каменев был достаточно самолюбивым, но не честолюбивым человеком, в отличие от большинства других членов «ленинского» Политбюро.

Лев Каменев, хотя и был большевиком, однако, поработав некоторое время с фракцией большевиков в Думе (сам он не был депутатом), почувствовал вкус к мирной парламентской работе. Он не воспринимал маниакальное стремление Ленина к быстрейшему захвату власти любыми средствами. Каменев считал буржуазно-демократическую революцию в России еще далеко не завершенной, а социалистическую революцию преждевременной. Выступал Каменев и за продолжение войны с Германией. Эту точку зрения он отстаивал в своих статьях в «Правде».

Ленин еще до своего возвращения в Россию в своих «Письмах издалека» резко выступил против публикаций Каменева. Он считал, что буржуазно-демократическая революция должна непременно перейти в пролетарскую и чем скорее, тем лучше. Каменев и Сталин сделали купюры в этих статьях Ленина. Они изъяли из них резкую критику Временного правительства и призывы к прекращению войны. В это время Сталин и Каменев, оба, стояли на позициях «оборончества».

По приезду Ленина в Петроград на VII Всероссийской конференции РСДРП(б) Ленин и Зиновьев (Зиновьев по заданию Ленина выступил с главной обличительной речью) выступили с резкой критикой позиции Каменева, считавшего буржуазную революцию в России не завершенной. Лев Каменев, как и некоторые другие видные большевики, призывал к образованию широкой коалиции демократических сил. Незавидна в этой ситуации роль пока еще верного оруженосца Ленина Григория Зиновьева, который вскоре переметнется на сторону Каменева.

В июле после массовых демонстраций и вооруженных столконовений Временное правительство издало приказ об аресте примерно сорока видных большевиков, включая Ленина, Каменева, Зиновьева и других. Ленин и Зиновьев скрылись в Разливе, а Каменев провел время до «корниловского мятежа» (конец августа) в тюрьме.

В конце сентября 1917 г. Владимир Ленин предложил большевикам покинуть проводимое Временным правительством Демократическое совещание (Ленин вообще был против участия в совещании) и не входить в Предпарламент, созданный из представителей различных партий до созыва Учредительного собрания. Каменев выступил против этого вызывающе скандального предложения Ленина. Он предложил продолжить сотрудничество с левым Временным правительством и партиями, входившими в Предпарламент.  Но он оказался в меньшинстве (его поддержали Рыков, Ногин, Зиновьев и некоторые другие члены ЦК). Некоторое время Каменев и его сторонники продолжали работать на совещании и после решения ЦК об его бойкоте. Большевики не вошли в Предпарламент и принялись за подготовку вооруженного захвата власти.

Лев Каменев в это смутное время проводил твердо и последовательно свою политическую линию на мирное развитие страны. Он выступал за сотрудничество всех партий и движений. Каменев требовал решить вопрос о государственном устройстве России на Учредительном собрании, а не совершать незаконный государственный переворот.

10 октября вернулся в Петроград из Финляндии Ленин, где он скрывался от ареста. По его настоянию на заседании ЦК РСДРП(б) была принята резолюция о вооруженном восстании. За резолюцию, предложенную Лениным, проголосовало 10 членов ЦК,  против - Каменев и Зиновьев.

Положение в Петрограде и стране в октябре 1917 года катастрофически ухудшалось. Временное правительство теряло последние остатки власти. Центристские и левые партии не сумели объединить свои усилия в деле формирования легитимного правительства, пользовавшего широкой поддержкой населения и армии. Ленин и его партия продолжили усугублять критическую ситуацию в стране. На расширенном заседании ЦК 16 октября был создан Военно-революционный центр (Партийный центр) из Свердлова, Бубнова, Урицкова и Дзержинского. ВРК вошел в Военно-революционный комитет. На этом заседании ЦК опять была поставлена на голосование резолюция Ленина о вооруженном восстании. 19 голосов присутствовавших было подано «за», четверо воздержались, Каменев и Зиновьев проголосовали вновь против вооруженного восстания.

18 октября Каменев и Зиновьев решились на последний отчаянный шаг, чтобы остановить заговорщиков. Они опубликовали в газете «Новая жизнь» заметку «Ю. Каменев о «выступлении», в которой сообщили о решении, принятом ЦК партии большевиков.

Эта статья Каменева и Зиновьева привела в ярость Ленина. Его многолетние ближайшие соратники фактически выдали «врагам» планы большевиков, и, по мнению Ленина, предали и лично его, и всю партию большевиков. Он назвал их штрейкбрехерами, написал гневные письма в ЦК с требованием исключить Каменева и Зиновьева из партии. Честный и порядочный Лев Каменев немедленно сам подал заявление о своем  выходе  из  состава  ЦК. Изворотливый и трусоватый Григорий Зиновьев решил, как обычно, отсидеться за спиной товарища. 20 октября  заседание  ЦК рассмотрело письма Ленина и заявление Каменева. Отставку Каменева из ЦК приняли. Но из партии его и Зиновьева не исключили даже под давлением Ленина. Основную роль в этом сыграл Иосиф Сталин, напарник Каменева по ссылке и работе в «Правде». Было принято, однако, решение о запрете Каменеву и Зиновьеву впредь выступать в печати против решений ЦК и линии партии.

Несколько позже Ленин изменил свое решение и не настаивал в дальнейшем на выводе Каменева (и Зиновьева) из руководства партии. Ленин учел эволюцию его позиции и деловые качества.

Сейчас, когда история расставила все по своим местам, достаточно очевидна историческая правота Льва Каменева. Он в самый критический момент решительно и мужественно выступил против вооруженного переворота и развязывания большевиками кровопролитной гражданской войны. И не вина Льва Каменева, что события в России потекли кровавым историческим руслом. Туда их направили, прежде всего, Владимир Ленин и Лев Троцкий.

После Октябрьской революции Лев Каменев был избран Председателем ВЦИК на II съезде Советов. Но и на этом высоком посту он твердо продолжил свою компромиссную объединительную политическую линию, что вовсе не устраивало Ленина. Каменев предложил создать коалиционное социалистическое правительство (даже без Ленина и Троцкого), в которое вошли бы представители всех социалистических течений страны. Ленин решительно отверг это разумное предложение. Ну а чтобы неповадно было проявлять «излишнюю» самостоятельность в принципиальных вопросах, Льва Каменева по требованию Ленина заменили на посту Председателя ВЦИК более покладистым Яковым Свердловым, ближайшим партийным помощником Ленина.

Однако Зиновьев, Рыков, Ногин, Милютин, Теодорович и некоторые другие старые большевики поддержали Каменева и резко протестовали против узурпации власти их партией. В знак протеста против действий Ленина и его сторонников они заявили о своем выходе из правительства и ЦК партии большевиков (15 членов ЦК). Каменев и его сторонники на дискуссиях во ВЦИК Советов были согласны на формирование коалиционного правительства даже без Ленина и Троцкого, против участия которых в правительстве возражали другие партии, справедливо считая их главными организаторами большевистского переворота и виновниками глубочайшего политического кризиса в России.

Во время открытия и кратковременной работы Учредительного собрания Каменев вместе с членами бюро большевистской фракции на этом собрании вновь выступил против решения Ленина и его сторонников о разгоне Учредительного собрания. Его поддерживали Рыков, Рязанов, Милютин, Ларин и другие члены бюро. Фактически в это время Каменев твердо стоял на позициях социал-демократии и был ближе к меньшевикам, чем к Ленину. (Рубан Н.В. Октябрьская революция и крах меньшевизма. М. Изд. полит. лит. 1968.)

В большевистскую партийную элиту Лев Каменев входил уверенно до своего конфликта с Лениным и публичного выступления против вооруженного захвата власти членами его партии. В частности, он вошел в состав самого первого Политбюро партии, созданного 19 (23) октября 1917 г. В Политбюро вошли также Ленин, Бубнов, Зиновьев, Каменев, Сокольников, Сталин и Троцкий. Однако первое Политбюро так и не заработало. Возможно, это случилось, частично, и по причине включения в него Каменева и Зиновьева, с которыми Ленин на некоторое время практически полностью прервал отношения. Но Ленин был великим организатором и революционером. Помимо того, он был превосходным психологом и знатоком человеческих душ. Он хорошо представлял возможности каждого из своих ближайших сподвижников и полностью использовал их. Умел он и прощать ради дела их прошлые ошибки. Каменева вождь большевиков знал особенно хорошо, сблизившись с ним и Зиновьевым в эмиграции. Ленин ценил образованность, хорошее воспитание, дипломатический дар Каменева. Вождь большевиков удачно использовал сильные стороны дарования Каменева, его способности и знания по назначению - на думской работе до революции, в публицистике, в Петроградском Совете. Ленин не разбрасывался своими людьми. Он направил Каменева на дипломатическую работу за границу, но это назначение провалилось. Каменева, как знаменитого революционера-большевика, не приняли в Англии и Франции, а в Финляндии арестовали (его обменяли на граждан Финляндии, арестованных в Петрограде). Без работы Лев Каменев не остался. Вскоре его избрали председателем Моссовета

25 марта 1919 г. на Пленуме ЦК РКП(б) Лев Каменев был избран в новый состав Политбюро. Во время гражданской войны Каменев в качестве Чрезвычайного уполномоченного Совета обороны ездил по фронтам, решая различные вопросы, работал членом правительства и председателем Моссовета. Затем он по предложению Ленина занял пост первого заместителя председателя Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны. На двух последних важнейших постах Каменев был правой рукой Ленина. Покладистый и пунктуальный Яков Свердлов умер в 1919 году и его сменил в качестве ближайшего помощника Ленина именно Лев Каменев.

Во время длительной предсмертной болезни вождя партии большевиков Лев Каменев немало поспособствовал укреплению во власти Сталина. Так, на должность генерального секретаря Иосиф Сталин, по мнению большинства историков, был назначен по предложению именно Льва Каменева, который впоследствии горько раскаялся в своем выборе. Факт выдвижения Сталина в генсекретари Каменевым поставил под сомнение в своих воспоминаниях Вячеслав Молотов (Герои и антигерои отечества. Ф. Чуев. Член Политбюро ЦК ВКП (б) Молотов. «Информэкспресс» и др. М., 1992). Молотов утверждал, что Сталина предложил в генеральные секретари Ленин, а остальные члены Политбюро, включая Каменева, поддержали решение вождя. Вероятно, так оно и было. Ленин после гражданской войны старался работать с лидерами партии очень осторожно, поддерживая хрупкое равновесие в Политбюро. Свои предложения он чаще всего проводил не сам лично, а через кого-нибудь из авторитетных членов Политбюро, в данном случае - Льва Каменева.

Основные противоречия у Каменева (и его друга Зиновьева) были в то время не с незаметным и скрытным Сталиным, а со Львом Троцким. Демон революции после гражданской войны стал бесспорным вторым лидером после Ленина в партии. Он был признанным военным вождем и претендовал на роль духовного наследника Ленина. Сталин ненавидел Троцкого, да и другие члены Политбюро недолюбливали его за высокомерие, заносчивость, подчеркнутую независимость и театральность. Троцкий был интеллектуально выше всех других членов «ленинского» Политбюро, исключая Ленина и позднего Николая Бухарина. Но признанным партийным лидером, таким, как Ленин, он никогда не был и не мог им стать из-за своих недостатков.

На роль духовного лидера партии (после смерти Ленина) претендовал и Григорий Зиновьев, амбициозный и сравнительно ограниченный человек. Он был обязан своему выдвижению в вожди большевиков в большей степени личной дружбе с Лениным, чем собственным талантам. Более талантливый и уважаемый в среде старых большевиков Лев Каменев неизменно из дружеской привязанности к Зиновьеву и неприязни к Троцкому поддерживал непомерные притязания давнего товарища, приведшие, в конечном итоге, их обоих к гибели. Каменев не обладал сам повышенным честолюбием, а тем более властолюбием. Но он полагал, что рядом с испытанным товарищем, Григорием Зиновьевым, ему будет удобнее проводить в жизнь свои политические и государственные идеи. Сам Каменев, несомненно, превосходил Зиновьева по своему литературному дарованию, способностям и глубине образования. Вячеслав Молотов свидетельствовал: «Зиновьев - писучий, говорливый, язык у него, как говорится, без костей. Каменев посолидней, поглубже...».

 Еще при жизни Ленина образовалась ведущая тройка членов Политбюро из Сталина, Каменева и Зиновьева, принявшая власть из рук умиравшего Ленина. Эта временная и недружная тройка, тем не менее, и близко не подпускала к реальной власти и политическому лидерству Льва Троцкого. Для того они и объединились, поскольку по одиночке не смогли бы противостоять популярному военному вождю страны - Демону революции.

Сами того не ведая, Каменев и Зиновьев усердно расчищали путь к власти Иосифу Сталину. Ленин, хотя и с опозданием, но разглядел нечеловеческую сущность Сталина и ужаснулся увиденному. Смертельно больной, он едва успел написать знаменитое «Письмо к съезду». Ленин предложил убрать грубого, бестактного и невоспитанного Сталина с должности генсекретаря, гарантировавшей ему в стране необъятную власть. Каменев и Зиновьев, как и все другие члены Политбюро, знали содержание этого письма задолго до смерти Ленина, когда согласно его воле оно должно было быть оглашено. Знал содержание письма и Сталин.

Вот как описал личный секретарь Сталина Борис Бажанов состоявшийся перед съездом Пленум ЦК по этому вопросу:

«...Между тем приближался ХШ съезд партии. За несколько дней  до его открытия методичная Крупская вскрыла пакет Ленина и прислала ленинскую бомбу («завещание») в ЦК. Когда Мехлис доложил Сталину содержание ленинского письма (где Ленин советовал Сталина снять), Сталин обругал Крупскую последними словами и бросился совещаться с Зиновьевым и Каменевым.

В это время Сталину тройка была еще очень нужна - сначала надо было добить Троцкого. Но теперь оказалось, что союз с Зиновьевым и Каменевым спасителен и для самого Сталина. Конечно, еще до этого в тройке было согласие, что на съезде Зиновьев будет снова читать политический отчет ЦК и таким образом иметь вид лидера партии; даже, чтобы подчеркнуть его вес и значение, тройка решила следующий, XIV съезд созвать в его вотчине - Ленинграде (потом, с разрывом тройки, это решение было отменено). Но теперь, в связи с завещанием Ленина, главным было согласие Зиновьева и Каменева на то, чтобы Сталин остался генеральным секретарем партии.  С поразительной наивностью полагая, что теперь Сталина опасаться нечего, так как завещание Ленина еще намного уменьшит его вес в партии, они согласились его спасти. За день до съезда, 21 мая 1924 года, был созван экстренный пленум ЦК специально для чтения завещания Ленина.

Пленум проходил в зале заседаний Президиума ВЦИКа. На небольшой низенькой эстраде за председательским столом сидел Каменев и рядом с ним - Зиновьев. Рядом на эстраде стоял столик, за которым сидел я (как всегда, я секретарствовал на Пленуме ЦК). Члены ЦК сидели на стульях рядами, лицом к эстраде. Троцкий сидел в третьем ряду у края срединного прохода, около него Пятаков и Радек. Сталин сел справа на борт эстрады лицом к окну и эстраде, так что члены ЦК его лицо видеть не могли, но я все время мог его очень хорошо наблюдать.

Каменев открыл заседание и прочитал ленинское письмо. Воцарилась тишина. Лицо Сталина стало мрачным и напряженным. Согласно заранее выработанному сценарию, слово сейчас же взял Зиновьев.

«Товарищи, вы все знаете, что посмертная воля Ильича, каждое слово Ильича для нас закон. Не раз мы клялись исполнить то, что нам завещал Ильич. И вы прекрасно знаете, что эту клятву мы выполним. Но есть один пункт, по которому мы счастливы констатировать, что опасения Ильича не оправдались. Все мы были свидетелями нашей общей работы в течение последних месяцев, и, как и я, вы могли с удовлетворением видеть, что-то, чего опасался Ильич, не произошло. Я говорю о нашем генеральном секретаре и об опасностях раскола в ЦК»  (передаю смысл речи).

Конечно, это была неправда. Члены ЦК прекрасно знали, что раскол в ЦК налицо. Все молчали. Зиновьев предложил переизбрать Сталина генеральным секретарем. Троцкий тоже молчал, но изображал энергичной мимикой свое крайнее презрение ко всей этой комедии.

Каменев, со своей стороны, убеждал членов ЦК оставить Сталина генеральным секретарем. Сталин по-прежнему смотрел в окно со сжатыми челюстями и напряженным лицом. Решалась его судьба.

Так как все  молчали, то Каменев предложил решить вопрос голосованием. Кто за то, чтобы оставить товарища Сталина генеральным секретарем ЦК? Кто против? Кто воздержался? Голосовали простым поднятием рук. Я ходил по рядам и считал голоса, сообщая Каменеву только общий результат. Большинство голосовало за оставление Сталина, против - небольшая группа Троцкого, но было несколько воздержавшихся (занятый подсчетом рук, я даже не заметил, кто именно; очень об этом жалею).

Зиновьев и Каменев выиграли (если б они знали, что им удалось обеспечить пулю в собственный затылок!).

Через полтора года, когда Сталин отстранил Зиновьева и Каменева от власти, Зиновьев, напоминая это заседание Пленума и как ему и Каменеву удалось спасти Сталина от падения в политическое небытие, с горечью сказал: «Знает ли товарищ Сталин, что такое благодарность?». Товарищ Сталин вынул трубку изо рта и ответил: «Ну, как же, знаю, очень хорошо знаю, это такая собачья болезнь»...    

 На XIII съезде партии наказ вождя еще мог быть выполнен. Но Каменев и Зиновьев вновь приложили максимум усилий для того, чтобы оставить Сталина на посту генерального секретаря. Они лично сняли обсуждение письма с пленарного заседания съезда и огласили его по делегациям со смягчающими разъяснениями. Именно они убедили делегатов съезда в способности Сталина учесть замечания Ленина и быть достойным лидером партии. Они все еще панически боялись Троцкого. Они не понимали сущности Сталина и способствовали упрочению его личной власти в партии и в стране.

Развязка наступила очень скоро. Уже в 1926 г. Зиновьев и Каменев прозрели и обнаружили, что Сталин действительно сосредоточил всю реальную власть в своих руках. Они вдруг убедились, что Сталин не намерен ею с кем-то делиться. Надобность для Сталина в правящей «тройке» отпала. Пока Троцкий, с одной стороны, а Каменев и Зиновьев, с другой, лили друг на друга ушаты грязи, Сталин перетянул на свою сторону остальных членов и кандидатов в члены Политбюро: Рыкова, Томского, Бухарина, Калинина, Молотова, Рудзутака и других.  Аппарат партии также стал полностью подконтролен Сталину. И он мог провести через него любое нужное ему решение.

Зиновьев и Каменев всполошились. Они поняли запоздало свою трагическую ошибку. В противовес генсеку возникла по их инициативе уже новая удивительная тройка-союз из Троцкого, Зиновьева и Каменева (так называемый троцкистско-зиновьевский антипартийный блок). Но виднейшие вожди партии и ближайшие соратники Ленина просчитались. Сталин уже набрал силу, и противостоящая ему тройка была политически уничтожена генсеком и его сторонниками без особых проблем. Нелюбимый в партии Зиновьев был выведен из состава Политбюро первым в июле 1926г. А Каменева неторопливый Сталин по только ему известным причинам задержал ненадолго в кандидатах в члены Политбюро, а затем 23 октября 1926 г. решением Пленума ЦК вывел из состава высшего органа партии вместе с Троцким.

Лев Каменев в его борьбе со Сталиным вел себя достойно до тех пор, пока его не сломали в застенках НКВД. Он открыто и безбоязно полемизировал с ним. Нередко публично бросал генсеку в лицо суровые и справедливые реплики. Однако основные силы были уже потрачены на бессмысленную борьбу с Троцким. Сталин торжествовал полную победу. Его основные конкуренты в борьбе за власть, словно пауки в банке, политически сожрали друг друга. Опомнившись, они уже не смогли поправить свои измазанные взаимным компроматом репутации. Дорога к необъятной власти Сталина, а также к моральной, политической и физической гибели его главных противников и возможных соперников была расчищена ими же самими. Вожди партии из другого лагеря - Рыков, Бухарин и Томский недальновидно помогли Иосифу Сталину сначала устранить с политической арены страны Льва Троцкого, тем самым, убрав с его дороги главное препятствие, а затем помогли устранить Каменева и Зиновьева.

В 1927 г. Каменев  и его сторонники сделали последнюю отчаянную попытку побороться со Сталиным. Но вновь потерпели поражение. Каменева исключили из партии и теперь он до самой своей трагической гибели в застенках НКВД был обречен на уничижительное положение перед новым партийным вождем - Иосифом Сталиным.

14 ноября 1927 г. Каменева и Зиновьева исключили из партии. 22 июня 1928 г. после покояний восстановили.

Каменев был снят со всех основных должностей и направлен послом в Италию. Но и там Сталин не дал ему передышки и вскоре отозвал. Чекисты тщательно отслеживали контакты и разговоры бывшего вождя. А он со своими друзьями, видными большевиками-ленинцами, бывал порой излишне откровенен и не всегда вежлив по отношению к Сталину.

9 октября 1932 г. Каменева и Зиновьева вторично исключили из партии, а 14 декабря1933 г. восстановили после очередных уничижительных покаяний. К этому времени Каменев и, особенно, Зиновьев полностью утратили свои прежние амбиции, занялись самобичеванием и жалким славословием в адрес Сталина.

Поводом для окончательной и показательной расправы Сталина над Каменевым и Зиновьевым послужило убийство в Ленинграде Сергея Кирова. Последний сменил Зиновьева в качестве партийного руководителя в Ленинграде после краха «троцкистско-зиновьевского блока». Поэтому версия о мести Кирову со стороны Зиновьева и его сторонников могла выглядеть вполне правдоподобной. И для Сталина выглядело логичным организовать публичный уголовно-политический процесс, в котором главными обвиняемыми были бы Зиновьев и Каменев.

Арестовали Льва Каменева по обвинению в соучастии в убийстве Кирова. Мягковатый и умный Каменев, близко знавший Сталина, осознал свою будущую участь и ужаснулся. Он, пожалуй, впервые попытался отмежеваться от Зиновьева. Однако это только на время смягчило его участь. Он был приговорен военной коллегией суда по делу о «Московском центре» как второстепенный участник заговора «лишь» к пяти годам лишения свободы:

«...2. Каменева Льва Борисовича, являвшегося одним из руководящих членов «Московского центра», но в последнее время не принимавшего в его деятельности активного участия, к тюремному заключению на пять лет ...».

К пяти  годам сталинское правосудие вскоре добавило Каменеву по сфабрикованному «Кремлевскому делу» еще пять. Под давлением следователей НКВД, а также наркома Ягоды, секретаря ЦК Ежова и самого Сталина большевик Лев Каменев, ближайший соратник Ленина, вынужден был во избежание худшего согласиться «с моральной ответственностью» за убийство Кирова.

Сталин с сатанинским удовольствием продолжал играть со своими беззащитными жертвами. В застенках НКВД довольно быстро превратили бывших профессиональных революционеров в безвольных и на все готовых безликих существ. И Зиновьев, и Каменев писали из своих камер жалкие славословия Сталину в надежде расшевелить память тирана о днях совместной борьбы за власть. Сталин с удовлетворением читал их письма и неторопливо продолжал свою дьявольскую игру.  Он помнил основную свою заповедь: «нет человека - и нет проблемы». Открытым сфальсифицированным судом-фарсом над Каменевым и Зиновьевым, который тщательно готовили по его заданию, Сталин решил опробовать свой «фирменный» способ уничтожения своих политических противников.

Сталину нужен был громкий показательный процесс, который бы запугал, подавил и других возможных его соперников. Процесс, который навел бы ужас и на соратников.

Пытками и угрозами расправы с их семьями Каменева и Зиновьева принуждали по указанию Сталина согласиться на дачу нужных показаний на открытом процессе. Они должны были признаться в организации убийства Кирова, подготовке покушений на вождей партии, шпионаже, связях с Троцким и т. д.  Некоторое время они стойко держались. Тогда по совету Сталина, которого бесила стойкость старых большевиков, Каменеву сообщили, что в случае отказа от показаний (оговора самого себя и соратников) его сын будет либо расстрелян без суда, либо заменит отца на показательном процессе и даст на него все требуемые показания. Отцовское любящее сердце больно дрогнуло. Тем временем, палачи НКВД добавили к нравственным истязаниям еще и физические мучения. В жаркую погоду в камерах включили на полную мощь отопление, чтобы сделать жизнь в них совершенно невыносимой. Физическое состояние Каменева быстро ухудшалось. Еще хуже обстояло дело со здоровьем у Зиновьева. Следователи по указанию Ягоды и Ежова «берегли» несчастных старых большевиков. В их камеры под видом арестованных были подсажены агенты НКВД, которые следили за тем, чтобы старые большевики не покончили жизни самоубийством. Время от времени агентов выводили для отдыха из камер якобы на допросы.

Во время одного из допросов Каменева маленький кремлевский злодей Николай Ежов раздраженно поднял телефонную трубку и отдал приказ доставить во внутреннюю тюрьму сына Каменева. Добивая психологически несговорчивого отца, вечно полупьяный Ежов приказал «готовить» сына к суду по этому же делу «троцкистско-зиновьевского террористического центра».

Не выдержав пыток, Григорий Зиновьев потребовал встречи с Каменевым, и на ней они, вконец измученные, приняли совместное решение согласиться с рядом требований Сталина. Взамен они решили потребовать гарантий сохранения их жизней и членов их семей. Они рассчитывали, что эти гарантии будут даны в присутствии всех членов Политбюро.

Когда их привезли к Сталину, то они увидели в его кабинете только Сталина, Ворошилова и Ежова. Генсек холодно пояснил, что они трое представляют комиссию Политбюро для разбора их дела. Сталин, конечно, невозмутимо лгал своим несчастным жертвам. Это он будет в дальнейшем проделывать со всеми приговоренными его сатанинской прихотью к смерти. Но загнанные в угол Каменев и Зиновьев были вынуждены согласиться и на иллюзорные гарантии лишь самого тирана. Ворошилов и Ежов были, конечно, не в счет.  Сталин пообещал сохранить им жизни, не трогать семьи и даже прекратить преследования других старых большевиков за участие в прошлом в оппозиции. Взамен Лев Каменев от имени обоих заявил, что они согласны предстать перед судом и признать предъявленные им обвинения. Их немедленно перевели в большие комфортные камеры и больше не терзали до суда пытками и допросами.

Молох НКВД раздавил старых большевиков. Каменев был морально и физически полностью сломлен. Страх перед невыносимыми изощренными пытками, страх за судьбу родных подавили в нем все другие инстинкты и мысли. Он готов был писать на себя и других все, что угодно тирану. Бывший вождь партии, заместитель Ленина признался в предательстве, в заговорах с целью свержения власти, в организации убийств, в оппортунизме и других нелепых  фантастических преступлениях.

Члены ленинского Политбюро, бывшие профессиональные революционеры выполнили все требования и условия тирана. Они наивно тешили себя слабой надеждой на сохранение их жизней, на порядочность коварного «азиата».

После завершения процесса и оглашения приговора Каменев и Зиновьев были расстреляны. Сталин лгал бывшим товарищам по партии, пообещав сохранить им жизни. Решение об их расстреле Сталин принял еще до начала процесса-фарса.

Лев Каменев был одним из наиболее умеренных и образованных большевиков, склонных  к социал-демократическим взглядам. Однако в пылу борьбы с Троцким он (и Зиновьев) более чем кто-либо другой, способствовал созданию Сталиным его тоталитарной Системы единоличной власти. Репрессивная машина этой Системы уничтожила Льва Каменева одним из первых.

 

Яндекс цитирования